Журнал "Вестник" Международная академия проблем человека в авиации и космонавтике
Главная Контакты Авторам Архив Архив

№1 (42) 2013
СОДЕРЖАНИЕ:

ВОСПОМИНИНИЕ И
ПОЗДРАВЛЕНИЯ ПРЕЗИДИУМА МЕЖДУНАРОДНОЙ АКАДЕМИИ ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕКА В АВИАЦИИ
И КОСМОНАВТИКЕ

НОВЫЕ ПАРАДИГМЫ ВОССТАНОВИТЕЛЬНОЙ МЕДИЦИНЫ В ОРГСТРУКТУРЕ МИНИСТЕРСТВА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИНЖЕНЕРНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

АКТИВНАЯ ПОМОЩЬ НАУКИ – ПСИХОЛОГИИ

УРОКИ ИСТОРИИ

НАШИ АВТОРЫ

АВТОРАМ НА ЗАМЕТКУ

Журнал "ВЕСТНИК". МЕЖДУНАРОДНАЯ АКАДЕМИЯ ПРОБЛЕМ ЧЕЛОВЕКА В АВИАЦИИ И КОСМОНАВТИКЕ.
В.А. Пономаренко

В.А. Пономаренко

Доктор медицинских наук, академик Государственной российской академии образования, профессор авиакосмической психологии, Заслуженный деятель науки РФ

ВЕЛИКИЙ ПЕРВОПРОХОДЕЦ
И СОЗИДАТЕЛЬ

Эта статья-очерк посвящена исторической, легендарной, воистину самобытной, одаренной личности Владимиру Ивановичу Яздовскому, которому 25-го июня 2013 года исполнилось бы 100 лет.

Эта статья и для нашей молодой смены, как говорили в мое время, «страна должна знать своих героев».

Истинно великий Человек. Им были заложены основы не только космической биологии и медицины, но и создана новая наука, новое мировоззрение, нравственно-духовная культура, поднявший уровень космической медицины до Государственной потребности в реализации освоения космического пространства человеком на борту космического корабля.

Он был – многогранный ученый, инженер, врач, гигиенист, талантливый организатор, человек проницательного ума и духовной энергии. Обладал гражданской смелостью, мощным креативным мышлением, способностью идти на обдуманный риск, опираясь на свой опыт, междисциплинарные знания и коллективный ум своих талантливых сотрудников.

Вначале лапидарно изложу его биографию, жизненный путь, линию жизни. Окончил Высшее техническое учебное заведение (1933г.), Ташкентский медицинский институт (1941г.) В Вооруженных Силах с ноября 1941г. – участник Великой Отечественной войны, старший врач полка – начальник медицинской службы авиационной дивизии (1943-1945гг.). На фронте проявил себя, как способный нейрохирург. С 1947–1949 гг. начальник лаборатории и старший научный сотрудник Института авиационной медицины МО СССР, с 1949г.– начальник лаборатории, 1956 г. – начальник отдела, 1959 г. – начальник Направления, 1961г. – начальник Управления «Космическая медицина», в 1960–1964 гг. – заместитель начальника института по науке (космическая медицины 1960-1964гг).

Его творческий путь в области медико-биологического обеспечения безопасности, работоспособности, эффективности, результативности человека в космическом полете был определен лично С.П. Королевым. Всем известен легендарный Сергей Павлович Королев – создатель ракетной техники, применяемой на суше, на море и под водой с использованием атомной составляющей, создатель межконтинентальных баллистических ракет, спасших народы СССР от третьей мировой войны. Миллионы жителей нашей Родины и ныне живущие должны быть благодарны Сергею Павловичу Королеву.

Все, что летало в небесном Царстве, было источником технического прорыва, надежности и фантастической результативности для того исторического периода.

С.П.Королев, по свидетельству академика Б.Е.Чертока, создал множество боевых ракет, первые межпланетные аппараты, но все это было для него лишь средством. Главная цель – человек в космосе и обязательно – первый. Я думаю, что бронебойная мотивация С.П.Королева, внешним проявлением которой служили оборонные задачи, развитие технического прогресса, выявление небесных, планетных ресурсов, была направлена на главное: «Человек вечно не останется на Земле». Стало быть, системообразующим элементом космических полетов вокруг Земли, а далее на Луну, Венеру, Марс становился Человек. Смыслообразующим мотивом и целью освоения человеком космического пространства и у С.П.Королева и его соратника, единомышленника В.И. Яздовского было: расширение земных возможностей человека и его социума на других планетах Вселенной.

Речь шла о решении абсолютно новых научных проблем человека как-то:

  • его мировоззрения, духовный смысл места в мироздании; развития сознания, подсознания, внутреннего духовного о мира ноосферы и формирование способности к приему био-потоков информации;
  • создания новых функциональных органов для жизни и труда на других планетах;
  • открытия неизвестных энергетических, информационных, биологических, генетических, физиологических, интеллектуальных запасов прочности;
  • открытия законов взаимодействия человека с планеты Земля с совершенно другим Пространством и Временем, а самое главное – контакт с Нерукотворным миром, подарившим нам жизнь на планете Земля!

Для решения этих грандиозных проблем познания неведомого, незнаемого С.П. Королеву был необходим человек целеустремленного научного масштаба, далеко выходящий за рамки знаний авиационной медицины. Ему был нужен боец глубоко думающий, с широким кругозором, сильный духом, одержимый идеями. Необходим был ученый-энциклопедист и организатор науки, сам внутренне готовый к исследованию проблем души, тела, психики человека в космосе и способный отобрать нужных специалистов для участия в решении медико-биологических задач космонавтики.

С.П. Королев обратился за консулатацией к выдающемуся авиаконструктору А.Н. Туполеву, хорошо знавшему силу, ум и честь, способность к постижению незнаемого научного работника В.И. Яздовского. Его судьба была решена в 1949 году (!) Ему С.П.Королев предложил взять на себя, прежде всего персональную ответственность подготовить человека к космическому полету. Это означало: предстоит решить обширный комплекс задач медико-биологического обеспечения полета человека в Космос, которыми ранее не занималась ни одна дисциплина, включая авиационную медицину. Для этого необходимо: 1) разработать теоретическое обоснование, концепцию, методологию, методы, программу новых исследований, доказать их перспективность; 2) подготовить научных работников к проведению всех исследований биологического влияния отрицательных факторов, о которых до целевых натурных экспериментов не было и не могло быть никакой реальной информации; 3) разработать условия жизни и труда в полете; 4) создать принципиально новый инструментарий динамического контроля вдали от Земли за функциональным состоянием и состоянием здоровья здорового человека, методологию и методы медицинского, психофизиологического, психологического отбора и подготовки будущих космонавтов; 5) организовать моделирование основных экстремальных факторов (невесомость, гипокинезия, изоляция, ограниченное пространство, измененные стереотипы ритмов жизни, питание, ионизация, кабинная атмосфера, герметичность, средства защиты и спасения, ионизирующие излучения, непрерывные перегрузки на взлете и посадке и более чем от 40 других неземных факторов).

Практически требовалось создать новую науку, космическую биологию и медицину, и новую научную школу, новое исследовательское оборудование, новые подходы к экспертным решениям. И начинать выполнять все это надо было: а) в секретном режиме, б) с крайне незначительной опорой на данные, полученные в авиационной медицине, с чрезвычайно малым штатом сотрудников (в 1949г. – в группе 3 врача, включая самого Владимира Ивановича), не имея для этих целей спецоборудования, при отсутствии не только концептуальной научной парадигмы профессиональной подготовки будущих космонавтов, но даже теоретической базы и методического обеспечения самых первых этапов биологических исследований. Сложность поисковых работ существенно увеличивала необходимость соблюдать жесткие ограничения для медико-технической аппаратуры по весу, габаритам и энергопотреблению. Кроме того, все первопроходческие задачи его группа должна была решать максимально быстро, успешно, в едином графике с ракетчиками и, наряду с выполнением напряженного плана НИР по авиационной медицине.

Я думаю, читатель понимает, какой нужно было обладать силой воли, умом и характером, тем более, находясь в должности не столь высокого ранга, чтобы взять на себя, и только на себя(!) ответственность за такие масштабы и риски предстоящих работ. И все же С.П.Королев уговорил В.И.Яздовского, обеспечив ему встречи с Министром Вооруженных Сил А.М. Василевским и Президентом АН СССР С.И. Вавиловым. После чего в начале 1949 года было принято решение Высшим Руководством поручить ему приступить к выполнению работ в целях обоснования возможности и обеспечения медико-биологической безопасности полета человека в Космос.

Теперь остановимся на летописи, как развивались дальнейшие события, которые свидетельствуют о том, что В.И. Яздовский, оправдал все надежды С.П.Королева, и он стал основоположником отечественной космической биологии и медицины, пройдя, как принято в нашей стране, тернистый, тяжелый путь – путь счастья, успехов, преодолевая зависть, ревность, конъюнктуру, «стрельбу в спину»… Но Бог увидел в нем Провидца – Христианина в лучшем смысле этих слов: любви и Веры в человека.

В 1949 году Научно-исследовательскому испытательному институту авиационной медицины (НИИИ АМ) ВВС было поставлено задание – провести биологические и медицинские исследования проблем полета человека в космос. Ответственность за проведение этих работ персонально возлагается на В.И.Яздовского. Обращаю внимание, в начале 1949 г. была организована спецгруппа, состоящая из трех врачей, самого Владимира Ивановича, начальника Института А.В.Покровского, к.м.н. В.И.Попова…, биологов, инженеров. Открывается первая научно-исследовательская работа «Физиолого-гигиеническое обоснование возможностей полета в особых условиях». Приходилось все начинать с белого листа – от разработки методологии до обоснования выбора био-объекта с учетом необходимости начинать исследования с экспериментов на животных.

Начали подготовку животных и исследования типов поведения, обмена веществ, иммунитета, динамики, адаптационных механизмов, приоритеты включения резервных возможностей животных на воздействие факторов среды в полете на ракетах в герметической кабине на высоте 100-110 км.*

В течение 1949 года была разработана классификация факторов космического полета, концепция, методология, структура и программа исследований, выбран биологический объект, отобраны животные, разработана система их тренировок, оборудованы места для их размещения, одежда, датчики регистрации состояния организма животных и конструкции регистрирующих приборов, в том числе киноаппаратура. Сведения о ходе и направлениях исследований обсуждались с С.П. Королевым, в Министерстве Обороны СССР, Военном Совете ВВС, Академии наук и Академии Медицинских наук СССР. В 1949г. итоги работ, теоретическое обоснование, методология исследований и программа экспериментов были представлены В.И.Яздовским в докладе на выездной сессии АМН СССР и одобрены ведущими учеными страны. В декабре 1949 г. он вновь назначается начальником лаборатории герметических кабин и скафандров. Функциональная спецгруппа с этого времени работает в составе лаборатории. В сентябре 1950 г. в коллектив приходят врач А.Д.Серяпин, потом инженер Б.Г.Буйлов и авиационный врач Б.В.Блинов.

Продолжаются ежедневные тренировки животных и исследования типов поведения, обмена веществ, иммунитета, динамики адаптационных механизмов, приоритетов включения резервных возможностей и реакций организма животных на воздействие моделированных факторов полета в тренировочных экспериментах, в лаборатории НИИИАМ, монтажном цехе организации С.П.Королева и при огневых испытаниях ракет. Дорабатывается аппаратура, проводится подготовка животных к реальному полету в герметической кабине геофизических ракет до высот 100-110 км.

В процессе создания всей материально-исследовательской базы, работы с животными, обеспечения их безопасности, постоянно совершенствовалось оборудование. Каждый этап подготовки он докладывал лично С.П. Королеву. В свою очередь, ближайшие помощники С.П. Королева, возглавлявшие основные программы, должны были в своих разработках ракетной техники учесть предложения врачей. Как вспоминал В.И. Яздовский: «Без такой тесной двусторонней связи невозможно было двигаться вперед». Вся жизнь ученых этой лаборатории с их Руководителем была отдана задаче подготовки к полету. Уровень мотивации: выйти на эксперимент точно в срок – был нравственным стержнем лаборатории.

Первый полет 22 июля 1951 года на ракете Р-2А закончился... победой ученых - собаки Цыган и Дезик, первые четвероногие космонавты, вернулись на Землю живыми, бодрыми, без органических повреждений организма и «Собачей психики». Возбужденные животные ласково благодарили своих спасателей. В июле-сентябре 1951 г. побывали в полете в герметической кабине ракет 9 собак, из них 3 – летали дважды. На этом первом этапе биологических экспериментов было проведено 6 пусков геофизических ракет Р-2А до высот 100-110 км. Несмотря на то, что из-за недоработок отдельных элементов ракетной системы 2 полета закончились гибелью животных, была получена ценнейшая информация для изучения возможности полета в Космос человека. Это был большой успех. Так началась эра биологических исследований в экспериментальной космонавтике.

Руководство военного ведомства, Академия наук, Академия медицинских наук СССР высоко оценили труд сотрудников лаборатории, их профессионализм, титанический труд в жестком временном режиме, творческое решение сложнейших многофункциональных задач, а главное: определивших дальнейшее направление работ по подготовке человека к космическому полету.

За первый этап исследований в 1952 г. В.И.Яздовский и ведущие ученые его лаборатории, начальник НИИИ АМ А.В.Покровский, В.И.Попов, А.Д.Серяпин удостоены звания лауреатов Сталинской Премии.

Стиль работы В.И.Яздовского как исследователя и первопроходца проявился сразу: идейный вдохновитель, творческий руководитель и талантливый организатор, всегда неутомимый, целеустремленный, продуктивный и успешный. Ему приходилось бывать на разных этапах решения исследовательских задач одновременно и активным их разработчиком, и ответственным исполнителем. В книге Владимира Ивановича «На тропах Вселенной» есть, например, такие строки: «По его (С.П.Королева) предложению в решении Государственной комиссии было записано: «Окончательное оснащение и проверка перед стартом возложены лично на Яздовского В.И.». Однако, конечно, очень важно, что в трудные годы постоянного научного поиска в коллективе Владимира Ивановича и тогда, и в дальнейшем, работали талантливые энтузиасты и его единомышленники. Он всегда любил свой коллектив, высоко ценил, уважал, знал и учитывал интересы и устремления каждого сотрудника, всегда старался им содействовать. Ученые, инженеры, техники мастерски оборудовали место для собак и оборудовали регистрирующим оборудованием. Особенно отличились ближайшие сотрудники А.Серяпин, Б.Буйлов, Б.Блинов.

В следующих экспериментах исследуется более длительное воздействие факторов космического полета на организм животных, отрабатываются средства обеспечения биологической безопасности полета для случаев нештатных, аварийных ситуаций: разгерметизация, неотделение гермокабины от корпуса ракеты, обеспечение безопасности на всех участках полета животных в безмасочном скафандре, безопасное катапультирование, нестандартные спуски. В 1951, 1954 и 1955 гг. было проведено 12 пусков геофизических ракет Р-2А с животными на борту на высоты 100-110 км. Фундаментальные вопросы, поставленные С.П.Королевым и инженерно-конструкторским составом, на первом биологическом этапе были решены авиационными врачами, инженерами, биологами во главе с В.И.Яздовским. Получен самый принципиальный государственный ответ: ученые и специалисты НИИИАМ способны продолжить более сложные исследования и испытания для обеспечения здоровья и жизни человека в космическом полете. Директивой заместителя министра обороны, маршала И.Х.Баграмяна от 9.01.1956 г. в НИИИАМ создается отдел по исследованию и медицинскому обеспечению полетов в верхние слои атмосферы. Начальником отдела назначается В.И.Яздовский.

В результате создания этого специализированного подразделения Владимир Иванович и сотрудники отдела, наконец, получают возможность сосредоточиться только на решении проблем космической биологии и медицины без выполнения НИР по авиационной тематике. В.И.Яздовскому поручается руководство дальнейшими исследованиями медико-биологических проблем космического полета и разработкой медико-технических требований к проектированию космических кораблей.

...Космическая наука и практика набирали авторитет, внедрялись синергические принципы организации сотен заводов, научных учреждений, опытно-конструкторских предприятий и в этот славный ряд был встроен НИИИАМ: 5 января 1959г. выходит постановление ЦК КПСС и СМ СССР № 22-10 «Об усилении научно-исследовательских работ в области медико-биологического обеспечения космических полетов». Этим документом были обозначены Академия наук и Академия медицинских наук СССР. Основные научно-организационные доклады на Президиумах АН и АМН СССР по всем проблемам выбора направлений, методологии, организации исследований и подготовки будущего космонавта к полету на корабле «Восток» делал В.ИЯздовский.

Директивой главного штаба ВВС от 14.03.1959 г. в июне 1959г. институт переводится на новый штат с присвоением первой категории и организацией в нем трех научных направлений. Начальником 3 направления (космического) назначается В.И. Яздовский. В 1959г. решением ВАК ему была присуждена ученая степень доктора медицинских наук. В 1960г. он был утвержден в ученом звании профессора по специальности «Космическая биология и медицина», так впервые была утверждена и признана научной общественностью специальность космическая биология и медицина. Был признан Академией наук СССР ее лидер – В.И. Яздовский.

Историческая правда состоит в том, что за реализацию всей медико-биологической программы всемирно известных первых пилотируемых полетов, как принято в военной организации, нес единолично персональную ответственность ее организатор и руководитель В.И.Яздовский.

Примечательно, когда был опубликован документ по проектированию и испытанию космического корабля Восток, особое внимание акцентировалось на надежности каждого агрегата, прибора, каждой детали корабля. Вменялся в обязанности строжайший контроль за всеми системами управления полетом, двигателями ракет, полномасштабное наблюдение за полетом и состоянием космонавта, организована служба спасения. Каждый элемент изделий должен иметь заключение Главного конструктора, где он изготовлялся. Допуск ракеты-носителя «Восток-ЗА» к испытаниям на космодроме дается совместным решением главных конструкторов. Этот документ был подписан С.П.Королевым и членами Совета главных конструкторов: В.П. Глушко, Н.А.Пилюгиным, В.П.Барминым, др. Этот же важнейший документ был подписан В.И.Яздовским.

Начиная с 1959г., были открыты шлюзы, под присмотром контрольных органов, для набора научных сотрудников, адъюнктов, инженеров, физиков, химиков, радиобиологов, биологов, психологов, авиационных врачей, методистов обучения, клинических врачей, психоневрологов, психиатров, конструкторов приборного медицинского оборудования, врачей-летчиков, врачей-парашютистов. ГНИИИ авиационной и космической медицины придается специальный завод медицинского оборудования и малогабаритных приборов, создается мощный клинический отдел, участвующий в отборе штатных испытателей, оценивающих их состояние здоровья для каждого конкретного испытания: на центрифуге, барокамере, сурдокамере, вибростенде, в полете на кратковременную невесомость, пребывание в экстремальной обстановке (самообеспечение при вынужденной посадке в холодные воды морей и океанов, в Заполярье, пустыне, горах, джунглях, тайге и т.д.). Организуются специальные научные отделы по спасению и выживанию, по подготовке к переносимости гипокинезии, невесомости, максимальных перегрузок (грудь-спина), профилактике вестибулярных расстройств, приводящих к дезориентации, по психофизиологической подготовке, разработке специального питания, гигиеническому обеспечению внутри-кабинной атмосферы, по кислородному обеспечению и спецснаряжению, по биохимическим, физиологическим, гигиеническим исследованиям. И многое, многое другое. И все это надо было организовать, обеспечить материально-технической базой, подобрать ученых в области более 20 специальностей. И все это легло на голову, сердце, душу, плечи научного руководителя всех направлений работ по космической биологии и медицине В.И.Яздовского и соисполнителей в составе научно-исследовательского авиационного госпиталя ЦВНИАГ, Центра подготовки космонавтов.

Безусловно, в этой научной и организационной деятельности активно помогали талантливые руководители отделов А.М. Генин, О.Г.Газенко, Н.Н.Гуровский. В их отделах работали высококвалифицированные, творческие, целеустремленные ученые. Они имели полноценный опыт познания авиационного полета в неземной среде обитания. Опыт познания управления психофизиоло-гическим состоянием в экстремальной обстановке и в разработке средств защиты. Были среди них ученые, освоившие методологию и методы фундаментальных исследований (Е.М. Юганов, И.С. Балаховский, П.П. Саксонов, Е.Л. Шепелев, П.В. Васильев, Ф.Д. Горбов, А.Д. Котовская, Э.В. Лапаев).

Фантастическая работоспособность Владимира Ивановича, его широчайшая эрудиция и целеустремленность увлекали за собой подчиненных. Они уважали своего начальника. Одна из участниц, подготовки собак к космическому полету, накануне полета Ю.Гагарина, Львова Тамара Степановна на мой вопрос: «Как Вы относились к В.И. Яздовскому?». Ответила: «Очень хорошо. Он не только командовал, но и помогал каждому. Толково и доброжелательно разъяснял, что он от него хочет, всегда контролировал качество исполнения, заботился о повышении профессионализма, посылая на учебу. В нашем космическом Управлении было приятно работать, на работу шли, как на праздник».

Владимир Иванович Яздовский, учитывая его научный и практический опыт, его организаторский талант в своем 3-ем направлении в 1959 г. сформировал три отдела:

  1. Отдел систем жизнеобеспечения во главе с А.М.Гениным;
  2. Отдел космической физиологии во главе с О.Г.Газенко;
  3. Отдел отбора и подготовки космонавтов во главе с Н.Н. Гуровским. Первым начальником ЦПК в 1960 г. был назначен по представлению один из его сотрудников Е.А.Карпов, который работал в отделе Н.Н.Гуровского.>

Крупномасштабный объем работ, их значимость, своевременное обеспечение оборудованием, подготовка методических документов требовали общения Владимира Ивановича с очень высоким руководством, где были необходимы не только такт, но и принципы, широкие знания, поддержка С.П. Королева, Президента АН СССР М.В.Келдыша, Военного и промышленного отдела ЦК КПСС, Главкомата ВВС. Полет первого в мире человека на космическом корабле был важнейшей политической задачей, утверждающей приоритет сильнейшей державы – СССР.

В 1960г. эту грандиозную задачу медико-психологического обеспечения первого пилотируемого полета в Космос, подготовки к нему космонавта без юбилейного преувеличения мог выполнить со своими сотрудниками только В.И. Яздовский. Поэтому руководство ВВС в мае 1960 г. назначило его Заместителем Начальника института по научно-исследовательской работе (космической медицине), а в 1961 г. – начальником Управления «Космическая медицина», сохранив за ним должность заместителя Начальника Института по космической медицине (1960-1964 гг.). В состав Управления входило 8 отделов, которые возглавляли Е.Я.Шепелев, А.Д.Серяпин, А.Г.Кузнецов, С.А.Гозулов, О.Г.Газенко, П.П.Саксонов, А.П.Кузьминов, Г.В.Алтухов. Кроме того, Владимиру Ивановичу было поручено на этапе подготовки первого и других космонавтов научное обеспечение совместно с медицинской подготовкой космонавтов, осуществлявшейся в ЦПК в 1960-1964 гг. Он же был членом Государственной Комиссии по отбору космонавтов и допуску их к полету. Медицинское, физиологическое, гигиеническое, токсикологическое, психофизиологическое, эргономическое обеспечение первой десятки космонавтов и конкретно Гагарина Ю.А. обеспечивало 8 отделов Управления космической медицины. По распоряжению Главкома ВВС и Начальника ЦВМУ была создана Главная медицинская комиссия, в состав которой входили главные врачи советской армии А.Н. Бабийчук, А.А. Вишневский, Н.С. Молчанов, М.М. Филиппов, К.Ф. Бородин, А.Г. Кузнецов, А.С. Усанов, В.И. Яздовский. Дополнительные требования к здоровью будущих космонавтов с учетом факторов космического полета разрабатывались в ГНИИИАиКМ. Надо отдать должное специалистам ЦВНИИАГ. Е.Н. Федорову, И.И. Брянову, М.Д. Вядро, А.Н. Станчинскому, Д.Ф.Горбову, перешедшему в 1960 г. в Управление «Космической медицины» ГНИИИАиКМ, профессор Ф.Д.Горбов доктор психологических наук признан основоположником науки космическая психология.

Для понимания роли В.И.Яздовского и масштаба задач, которые он решал в 1960-1964 г.г., важно иметь в виду Постановление ЦК КПСС и СМ СССР №1388-618 от 10 декабря 1959 г. «О развитии исследований по космическому пространству». На основании этого документа Институт (ГНИИИАКМ) получает статус головного научного учреждения «по проведению медико-биологических исследований и решению задач, обеспечивающих жизнедеятельность человека на космических ракетах». Поэтому, будучи заместителем начальника ГНИИИАКМ по космической медицине с мая 1960 г. по март 1964 г., Владимир Иванович Яздовский в этот период и формально, и по факту своих должностных обязанностей является руководителем медико-биологических исследований проблем космонавтики в нашей стране. Как указано в Постановлении, исследования «по космическому пространству» необходимы (среди прочего) для решения проблем – «осуществления первых полетов человека в космическое пространство».

В 1956-1961 гг. активность и глубина научных исследований существенно увеличилась. Во-первых, большой опыт, накопленный в предыдущих биологических экспериментах, и бурное развитие ракетной техники позволяли последовательно усложнять этапные задачи изучения проблем полета человека в Космос. Во-вторых, признание в высоких инстанциях успехов, перспективности и особой важности медико-биологических исследований в космонавтике обусловило принятие решений о расширении их штата и материально-технической базы. В этом проявился талант авторитетного организатора В.И.Яздовского.

Отдел, 3-е направление, затем Управление «Космическая медицина» пополняется новыми специалистами, имеющими жизненный образовательный, научный опыт. В Управлении уже работали видные ученые А.М. Генин, О.Г. Газенко, А.Д. Котовская, Е.М. Юганов, И.С. Балаховский, Л.Г. Головкин, Цивиашвили, А.А. юрджиан, С.А. Гозулов, И.И. Касьян, Е.Я. Шепелев, П.П. Саксонов, Н.Н. Гуровский, В.Г. Терентьев, Ф.Д. Горбов, М.Д. Емельянов, А.П. Кузьминов, П.В. Васильев, И.Т. Акулиничев и др. Здесь уместно отметить, что в исследованиях по космической тематике принимали участие ученые из управления «Авиационная медицина» И.К.Исаков, В.А.Попов, Л.С. Хачатурьянц и их сотрудники. Появление новых типов ракет дало возможность провести следующие этапы биологических экспериментов. Исследования осуществлялись в полетах животных в герметической кабине геофизических ракет до высот 200-212 км, затем – 450-473 км, а также в орбитальных полетах на 2-ом искусственном спутнике Земли (Лайка) и на кораблях-спутниках типа «Восток». В 1957г. прошла успешное испытание выпестованная С.П.Королевым и его ближайшими сотрудниками ракета Р-7, с помощью которой облетит земной шар Ю.А.Гагарин. Предварительно на корабле «Восток» перед полетом Ю.А.Гагарина успешно прошли полеты Белки и Стрелки (1960г.), Чернушки и Звездочки (1961г.).

В 1959 г. начинается непосредственная подготовка к осуществлению первых полетов человека в Космос. С особой тщательностью отбирали летчиков в отряд космонавтов, из 2000 человек отобрали первых 10 летчиков, которые в полном объеме прошли подготовку в ГНИИИА и КМ. Вначале успешно прошли исследования и испытания, о которых было сказано выше, внештатные врачи-испытатели, штатные солдаты-испытатели, затем отобранные 10 летчиков. К слову сказать, многие авиационные врачи писали заявление о добровольном желании испытать себя в реальном космическом полете. Первыми подали заявление В.И. Яздовскому еще в 1956 г. его будущий заместитель А.М.Генин, И.И. Касьян, позднее – Е.Я. Шепелев и один из первых сподвижников ведущий сотрудник А.Д.Серяпин.

Период с 1956 по 1961гг. был крайне напряжен, особенно после 1959г., когда отобрали летчиков. Теперь желание стало реальностью. Окна в ГНИИИИАиКМ светились и по ночам. Никогда так не был сплочен коллектив ученых, специалистов, средний персонал, никогда не было такого потрясающего энтузиазма, самообразования, масштабного исследования человека в экстремальных условиях, такой гордости за причастность к великим свершениям. В подготовке первого космонавта, конечно, участвовали и члены Академии наук, Академии медицинских наук СССР в ранге консультантов.

Творческое участие приняли сотрудники ЦВНИАГ, которые несли ответственность не менее ГНИИИА и КМ в части экспертной оценки здоровья. В подготовку первого полета человека в Космос был вложен труд сотен тысяч участников создания ракетно-космической техники, ГосНИИИА и КМ, ЦВНИАГ, ЦПК, Высшего Руководства МО, ВВС, технических предприятий, конструирующих систему регенерации и кондиционирования воздуха (НПО «Наука» во главе с Г.И.Ворониным), индивидуального снаряжения космонавтов, включая скафандры, катапультное кресло, аварийно-спасательное снаряжение (НПО «Звезда» и ЛИИ МАП во главе с С.М.Алексеевым и Г.И.Севериным). Эти работы проводились при активном участии Управления космической медицины во главе с В.И.Яздовским. Их труд увенчался великой победой – советский человек первым в мире облетел на отечественной ракете и корабле «Восток» Землю. Впервые в истории развития человечества Земляне всего мира на какой-то пусть миг ответили аплодисментами, добродетельным сердцебиением: пробудилось религиозное сознание единения земного человечества с Творцом. Да, это был МИГ, но МИГ отдается эхом на будущие тысячелетия.

Я, как гражданин России, как специалист в области авиакосмической медицины и психологии горжусь, что у С.П.Королева, благодаря его выбору, был соратник и единомышленник, человек-эпоха Владимир Иванович Яздовский. И, когда Юра Гагарин сказал: «Поехали!», возле правой руки С.П.Королева находился профессор Яздовский...

Нет, никому не удастся отнять историческую, главенствующую роль В.И. Яздовского, первопроходца, основоположника космической биологии и медицины, организатора, Руководителя и суперактивного участника всех этапов подготовки к подвигу страны (1949-1961гг.).

Всем хорошо известно, что на предполетных заседаниях Госкомиссии именно Владимир Иванович представлял заключение своего коллектива о результатах медицинской подготовки космонавтов. Давая, разрешение на полет по медико-биологическим программам, Госкомиссия опиралась на данные ученых ГНИИИА и КМ. Хочу привести один интересный эпизод. Он описан в книге В.И.Яздовского «На тропах Вселенной» (С. 234)

В процессе полета у В.В.Терешковой были некоторые физиологические реакции, которые вызвали у С.П.Королева опасения, и он потребовал от Госкомиссии полет прекратить. Председатель Госкомиссии Л.В.Смирнов дал понять, что это прерогатива руководителя медицинской программы. Владимир Иванович взял на себя ответственность и смелость не прерывать полет, т.к. физиологические реакции носят защитный характер, и никаких угроз здоровью он не видит. Для такого решения надо иметь волю, знания, уровень ответственности В.И.Яздовского.

Конечно, проходят годы, появляются новые руководители, космонавтика развивается успешно, и поэтому иногда забывают, на чьих плечах они выросли, за чьей спиной, как за каменной стеной, они работали. И иногда путали место алфавитной буквы «Я», ставя Творца в положение участника, или «один из»… Ну, что делать, социум наш не всегда отличался справедливостью.

Но я могу утверждать, что нынешнее научное поколение читает историю космонавтики и отдает почести не просто за заслуги, а за исторический вклад в космическую медицину, в развитие нашего Государственного научно-исследовательского, испытательного института авиационно-космической медицины – лучшего института в Европе. Я не говорю уже о создании Центра подготовки космонавтов, впоследствии достигшего мирового уровня, в том числе и медико-психологического. Он имел престиж и уважение всех живущих на Земле. Именно наша страна, наши космонавты, наши врачи и психологи обеспечили полеты европейских, китайских, японских, корейских летчиков и ученых. Сегодня, в не самые лучшие дни нашей отрасли, особо глубоко ощущаешь роль В.И.Яздовского, крупного разностороннего ученого, создавшего научную школу космических исследований, объединившего сотни специалистов и приведшего их к победе. Доказательством творческой продуктивности, организованности, исключительной дисциплинированности и ответственности всех сотрудников ГНИИИИА и КМ, участвовалших во главе с Владимиром Ивановичем в космической программе, является ее результат (1961-1963гг.).

Трудом талантливых коллективов под руководством В.И. Яздовского были выполнены задачи медико-биологического обеспечения первого в истории человечества полета в Космос Ю.А. Гагарина и пяти других космонавтов Первого отряда. За выполнение всех направлений медико-биологической программы космических полетов, за здоровье космонавтов в эти годы нес единоличную ответственность именно В.И.Яздовский, руководитель медико-биологических исследований проблем космонавтики в нашей стране в 1949-1964 гг.

Результат многогранен, многоаспектен, историчен для всего земного шара. Полеты космонавтов означали – МИР ВАШЕМУ ДОМУ. Космическая эра в СССР, конечно хотя и была в определенной степени политизирована, но, по сути, космогоническая концепция – это все же – улучшение социального климата жителей планеты Земля, профилактика цунами, пожаров, засухи, последствий «просыпания» вулканических действий. Прогнозирование погоды, разведка земных ресурсов, развитие связи, телеметрии, навигации, фотоконтроля, профилактика применения атомного оружия, расширение возможностей физиков, математиков, астрономов, химиков в более глубоком познании законов царства небесного. Весь этот сокращенный перечень значения космического полета решает ЧЕЛОВЕК. Вот почему гуманитарная, социально-психологическая, медико-биологическая, нравственно-духовная составляющая человеческой деятельности играют ведущую роль.

Никогда так высоко авторитетно не поднималась отечественная медицина. Космическая медицина, чтобы ни говорили, выросла на плечах В.И.Яздовского, доктора медицинских наук, профессора, лауреата Государственной премии СССР, кавалера ордена Ленина, двух орденов Отечественной войны, Трудового Красного Знамени, Дружбы народов, Красной Звезды, почетного академика Академии космонавтики им. Э.М. Циолковского. Заслуги Владимира Ивановича получили высокое признание и зарубежных коллег. Он является академиком Международной академии астронавтики, лауреатом Международной авиамедицинской академии, награжден Большой Золотой медалью (1962 г.). Невозможно переоценить титанический труд В.И. Яздовского, ученого, организационно создавшего отечественную космическую биологию и медицину, концепцию основ медико-биологической подготовки первого полета человека в Космос, претворившего в жизнь достижения науки в триумфальных полетах всех космонавтов Первого отряда, медико-биологическим обеспечением которых он руководил. И именно В.И.Яздовский единолично отвечал за здоровье космонавтов, которое обеспечивали врачи и психологи ГНИИИА и КМ, ЦПК, ЦВНИАГ.

Полковник медицинской службы В.И.Яздовский выполнил свою линию жизни христианского созидания любви к человеку, сохранения чести, совести, нравственно-духовной ответственности за порученное ему государственное задание. Не все было так просто, как я описал. Но только те стали всемирно известными, которые прошли путь через тернии к звездам. Владимир Иванович был патриот своей Родины, прекрасный семьянин, воспитатель замечательных детей, провидец и реализатор самых сложных, самых новых идей. Прошли годы, никто не забыт, ничто не забыто. Каждый день в ГНИИИА и КМ, приходя на работу, сотрудники видят: на них смотрит с мемориальной доски дорогой образ В.И.Яздовского. Ученый Совет ГНИИИА и КМ вышел с ходатайством о присвоении ему посмертно звания Героя России и установки памятника на аллее космонавтов.

Краткое послесловие

Владимир Иванович задолго до полетов космонавтов пришел к окончательному выводу о необходимости создания специального Института медико-биологических проблем. (Письмо в ЦК КПСС 28 июня 1958 г.). Он понимал и предвидел дальнейшее развитие пилотируемой космонавтики и, прежде всего, длительных полетов, углубления исследований в области антропологии, надежностных характеристик человека летающего, создания космических станций, в том числе и международных, более широкое оснащение научным оборудованием, тренажерами, диагностической аппаратурой, более совершенной связью, создания на цифровых носителях базы данных, включения в экипаж ученых и врачей. Предстоит обеспечивать экипажи в сверхдальних, сверхдлительных полетах на дальние планеты. А стало быть, вновь откроется многомерное «НЕЗНАЕМОЕ», как в области техники, так и в области человеческого фактора. Он приступил к созданию новой Программы, активно ее обсуждал, естественно в закрытом режиме. Но, к большому сожалению, умирает С.П.Королев, приходят новые организаторы с несколько другим отношением к надежности человекомашинных систем, с другим мировоззренческим видением кос-монавтики в перспективе. В 1964 г. вышло постановление Совмина СССР о создании Института медикобиологических проблем (ИМБП). В его основной состав вошли более 200 сотрудников ГНИИИА и КМ, на 90% из Управления В.И.Яздовского.

Космонавтика продолжала развиваться. Появились космические станции, длительные полеты, новые прожекты полетов автоматических станций к дальним планетам. Идеи Владимира Ивановича, разработанные в ГНИИИА и КМ им лично и совместно со своими сотрудниками, активно использовались. Однако последующие научные программы все больше исповедовали технократический труд, медико-биологические вопросы, особенно психологические касались лишь одного – выживания, психофизиологического отбора и профессиональных тренировок. Была затоплена станция «МИР», уничтожен «Буран». Американская станция стала для нас больше прибежищем и коммерцией в знак благодарности за доставку грузов и международных экипажей. Министерство обороны не уразумело ущерба научной и экономической полезности своих станций, оборонного значения, аполитичности своих решений, особенно отказ от ЦПК. Экспериментальная, научно-практическая база, глубочайшие разработки профессиональной подготовки, методология медико-биологического контроля и защиты оказались не нужны МО. РосКосмос ? новый хозяин ? старается, беспокоится, пытается сохранить и развивать ракетно-космическую тематику, главным образом в технико-экономическом прорывном аспекте. А ведь миллиардной стоимости опыт ГНИИИА и КМ, ЦГЖ, ИМБП требует своей мощной финансовой поддержки.

Российская Академия наук, благодаря продуктивным усилиям Вице-президента РАН А.И.Григорьева, взяла под крыло ИМБП, и там продолжают, даже при недостаточном финансировании, наращивать знания для обеспечения полетов человека к дальним планетам и обеспечивать научные исследования и безопасность на американской станции (И.Б.Ушаков). Но нужны и новые идеи мировоззренческого уровня. Нам не продвинуться без исследований стержневой темы-личности человека, его психической и духовной сферы, его потребности познания себя во Вселенском пространстве, своих новых резервов для освоения неземного перемещения со скоростью света.

Нужна новая мотивация, новая душа, новый дух. Необходимо познание истоков религиозного сознания в части человеколюбия, самооценки, свободы, принятия условий переформирования социума, образов восприятия трансформации чувств в регуляцию сверхсознания.

Та цивилизация, которая сейчас в России, изменяет код жизнеустойчивости православной культуры, извращает тысячелетние ценности человека и неба. Либерализация в том виде, какой мы видим и коим дышим, вытравливает чисто человеческий облик. А ведь космическое сознание, по мнению конструктора двигателей ракет, включает в себя единение людей вокруг общечеловеческих вызовов, вокруг общечеловеческих задач. С огромным почитанием хочу привести три мнения о будущей космонавтике Владимира Солнцева ? директора завода космических двигателей, т.е. инженера, член-корреспондента РАН; летчика-космонавта, член-корреспондента РАН, дважды Героя Советского Союза В.В.Лебедева; космонавта-испытателя С.Жукова.

Ведь эти направления в своих прогностических проектах будущей космонавтики предвидел В.И.Яздовский.

Вот как представляет социопсихологические основы будущей космонавтики В.Солнцев.

«Нужны новые умы, которые будут создавать новое поколение космической техники. Поэтому наша стратегия связана с космосом будущего, с космосом, двадцатого, тридцатого, сорокового года. Дальше ведь Луна, Марс, Венера, Сатурн. Мы сегодня должны осмыслить: какие двигатели помчат ракеты в эти галактики, на каких носителях будет осуществляться дальнейший штурм человеком космоса. Я считаю, что люди, создающие космические аппараты, работающие в космосе и во имя космоса - это особая, если угодно раса. Эта каста обладает огромным потенциалом, особой этикой, целеустремлением и волей, она в состоянии изменить климат во всей стране, вернуть обществу утраченные им представления и задачи. В недрах этой касты сберегается нравственность, сберегаются идеалы. И люди космической отрасли, не побоюсь это сказать, в каком-то смысле являются лучшими людьми, цветом нации. Неодухотворенное железо, из которого создаются великолепные машины, никогда не улетит в небо, если к нему не прикоснутся одухотворенные люди. Люди передают свою душу железу. _И_оно становится одухотворенным, живым, крылатым.

~ человек не может состоять только из одних мыслей, он не исчерпывается интересом машинным. Человек – это душа, это душевные переживания, душевная тайна. Космос - это бездонная чаша. Быть может края ее сделаны из драгоценных металлических сплавов, но в глубине ее таится бесконечный космический дух.»

(Интервью-беседа А. Проханова
с В.В. Солнцевым,
газета «Завтра» № 17,2012)

А ведь эти золотые мысли о наших героях С.П. Королеве, В.И. Яздовском.

Лебедев В.В. ? Летчик космонавт, дважды Герой Советского Союза, член-корреспондент РАН.

«Давно уже возникла необходимость взглянуть на миссию человека в космосе с позиции современного уровня развития техники и научно философски ее обосновать теми задачами, решение которых доступно только ему. Успехи пилотируемых полетов продолжали оценивать не достигнутыми результатами научных исследований, а по факту выполнения полета без происшествий за счет своевременного ремонта и профилактики корабля и станции. Завороженные успехами космической техники о предназначении человека в космосе, так и не задумались. Человек оказался встроенным в космическую технику без глубокого обоснования. Зачем он там нужен. Должен оцениваться интерес к человеку, его индивидуальности, что туда привело, чем заслужил право оказаться в столь необычной среде. Ведь ему открывается мир, недоступный другим, поэтому привлекает его творческий поиск в познании этого мира со множеством загадок и проблем, чтобы людям стало понятным есть ли перспектива движения человечества в космос или это просто фантазия. Без творческой одержимости космические полеты, тем более такие, как на Марс, – теряют всякий смысл, а посылать туда людей за тем, чтобы восхищать и поражать человечество мужеством выживания, - бессмысленная задача. Космос не место для выяснения отношений, он должен служить только гуманным целям, улучшения возможности связи, навигации, размещения солнечных электростанций, промышленных установок для получения лекарств и различных материалов со свойствами недостижимыми на земле, освещения заполярных районов, развития туризма, образования помощи в оздоровлении людей в условиях невесомости. И, конечно, космос – это дорога в мир фундаментальных исследований, открывающих простор для совместной работы ученых разных стран. Сегодня нет прорывных проектов понятных обществу. Во многом это связано с некомпетентностью власти, которой не по силам созидательные дела, потому что она не выросла с народом на трудностях в решении проблем страны. Мы потеряли свою перспективу в космонавтике, нет уже одержимых идеей освоения космоса, подвижников, уничтожен плодородный слой из которого они поднимались»

(Газета «Советская Россия», № 49, 12 мая статья «Уходящая романтика космоса»). Вот оно пронзительно-творческое мышление, гражданское мужество, органический патриотизм, святость любви к правде, к созиданию.

С. Жуков. «Стать космонавтом». Изд РТСофт, 2011

«Людям пора отойти от идеи покорения космоса. Следует ему соответствовать. Необходимо глубоко изучать феномены сознания человека летающего, его взаимодействия с окружающей средой. Исследовать свойство сознания человека летающего в состоянии измененного сознания при возникновении иллюзий. Длительные пилотируемые полеты в целях исследования и освоения Луны, Марса, расселения вне Земли будут сопровождаться трансформацией сознания человека под воздействием окружающей среды. Летно-космическая практика тем более приводит к Богу. Летчики-космонавты религиозны в высоком смысле. Этому их учит риск и опыт неба».

Прекрасную книгу-летопись о подготовке к полету в космос опубликовал С.Жуков. Все приведенные мысли умных людей не могут оставить нас равнодушными. Я их единомышленник «еще в 1993 году опубликовал книгу «Страна Авиация черное и белое», а в ней главу: «Есть ли Бог в душе летчика?» Издательство Академии было крайне удивлено моим богоискательством. Но не было никакого Богоискательства, был психологический анализ влияния Неба (ноосферы) на сознание летчиков-испытателей, на их внутренний духовный мир, на формирование их одухотворенности, как реализация добра, укрепление совести. «Небо чистит нутро», – писал мне летчик А.Зизико. Приятно, что в братстве летающих людей, конструирующих летательные аппараты, в том числе и ракеты, формируется созидательный ум.

Нет, не пропала наша страна. Дело и мысли нашего космического Апостола Владимира Ивановича не пропало, эстафетная небесная палочка принята.

Из песни слов не выкинешь:

«...на пыльных тропинках далеких планет останутся наши следы». Мы, авиационные и космические медики гордимся, что и наш Учитель, Гражданин Советского Союза, профессор Владимир Иванович ЯЗДОВСКИИ оставил для нас планетарный след, коему мы будем следовать во славу своему Христианскому Отечеству.

Как писал писатель В. Крупин в статье «Душа у Вселенной православная» (Ж.Современник, № 4, 2012): «У славян высшая ценность ? порядочность и жертвенность» (С .242).

«Западом наказал нас Господь, ? писал святитель Феофан Затворник». «Вот и нам приходит, ? писал Затворник – приходит срок вступать в открытую полемику с Западом. Самообольщенная уверенность не дает им внимать Истине (С. 248).

Как видите, полеты в космос, полеты в околоземном пространстве всех видов авиации и космических кораблей рождают смыслообразующую ценность ? Богосотворчество любви к человечеству. Аминь.

Наверх
Copyright © 2005 "Вестник МНАПЧАК"
Дизайн: Мастерская SketchBox.RU