admin / 07.11.2019

Второй раз в первый класс

<<Статья 58. Промежуточная аттестация обучающихся

Все дети – разные. Одни – шустрые, другие – медлительные. Некоторые всегда слушаются взрослых и выполняют правила, но есть и те, кто поступает всегда лишь по собственному разумению. Бывают такие, которые схватывают всё «на лету», а встречаются и «тугодумы», которым надо весь учебный материал повторять по нескольку раз… Но значит ли это, что дети есть – хорошие и плохие? Как говорилось несколько лет назад в одной из социальных реклам, «Дети так не делятся!»

А раз так, то все дети – хорошие! И те, которых называют «неуспевающими» – тоже. О них и пойдёт речь в этой статье, вернее – о том, стоит ли оставлять ребёнка, испытывающего трудности в обучении, на второй год в первом классе.

Для начала обратимся к нормативным документам – что в них говорится по этому вопросу? Многие педагоги начальных классов, а иногда и руководители образовательных организаций (как показывает опыт нашей комиссии) убеждены, что оставлять первоклассника на повторное обучение запрещено. Ещё 10 лет назад, действительно, существовало Инструктивное письмо Министерства образования, в котором говорилось, что данное действие в отношении обучающихся первых классов — нецелесообразно. Данным письмом и руководствовались школы. Но, во-первых, в действовавшем в то время Законе об образовании о запрете не было и речи (а Закон всё же выше по значимости, чем Письмо, пусть и Инструктивное). А во-вторых, целесообразность повторного обучения должна определяться не для всех «неуспевающих» первоклассников вместе на основании Инструктивного письма, а для каждого конкретного ребёнка отдельно на основании его собственного уровня знаний и развития.

Насколько мне известно, сейчас Инструктивное письмо уже не действует. В новом Законе об образовании в РФ, принятом в 2012 году, о дублировании обучения в каком-либо классе сказано следующее.

1. Освоение образовательной программы (за исключением образовательной программы дошкольного образования), в том числе отдельной части или всего объема учебного предмета, курса, дисциплины (модуля) образовательной программы, сопровождается промежуточной аттестацией обучающихся, проводимой в формах, определенных учебным планом, и в порядке, установленном образовательной организацией.
2. Неудовлетворительные результаты промежуточной аттестации по одному или нескольким учебным предметам, курсам, дисциплинам (модулям) образовательной программы или непрохождение промежуточной аттестации при отсутствии уважительных причин признаются академической задолженностью.
3. Обучающиеся обязаны ликвидировать академическую задолженность>>… <<
9. Обучающиеся в образовательной организации по образовательным программам начального общего, основного общего и среднего общего образования, не ликвидировавшие в установленные сроки академической задолженности с момента ее образования, по усмотрению их родителей (законных представителей) оставляются на повторное обучение, переводятся на обучение по адаптированным образовательным программам в соответствии с рекомендациями психолого-медико-педагогической комиссии либо на обучение по индивидуальному учебному плану.>>

Как видно из цитаты, запрета на повторное обучение в Законе нет.

Тогда может возникнуть такой вопрос: как у первоклассника может образоваться «академическая задолженность», если в первый год обучения применяется безотметочная система оценивания?

А дело тут вот в чём. Эта система является безотметочной только для ребёнка, чтобы сделать процесс обучения более гуманным (чтобы он не боялся получить плохую оценку), повысить учебную мотивацию и самостоятельность, помочь ребёнку научиться самому адекватно себя оценивать. Но это не означает ни в коей мере, что учитель не отслеживает и не контролирует учебные достижения детей – он делает это постоянно на содержательно-оценочной основе, но без использования отметок. Другими словами, учитель детей оценивает, только дети об этом не знают. (Не думаете же вы, что если педагог не ставит отметок за, например, чтение, то он и не видит, научился ребёнок читать или нет?) Кроме того, в течение всего периода обучения, в конце каждой четверти и учебного года первоклассники, так же, как и обучающиеся всех остальных классов, выполняют контрольные работы в разных формах (а это одна из форм промежуточной аттестации, о ней говорилось в ст. 58 Закона об образовании), которые и показывают, усвоен ли учебный материал и насколько хорошо).

Таким образом, если обучающийся первого класса не справляется с контрольными работами, если он за год не научился читать, писать, считать или делает это очень медленно и с большим количеством ошибок, то это значит, что он не освоил образовательную программу, и считается академической задолженностью.

О чём ещё в этой связи нужно сказать? Я думаю, многие из вас понимают, что все знания, которые получает ребёнок (и не только ребёнок), строятся на основе ранее приобретённых. Т.е., например, чтобы научиться складывать двузначные числа, нужно сначала научиться складывать однозначные в пределах 10, а потом и в пределах 20. А для этого необходимо выучить состав чисел первого десятка. Перед этим нужно понять, что все числа можно разложить на единицы. Ещё раньше надо научиться понимать смысл слов «больше», «меньше», «увеличить», «уменьшить», пересчитывать предметы и правильно называть их количество, и т.д. Если самые первые, простые знания у ребёнка отсутствуют или они очень некрепкие, то все последующие он не усвоит. Следовательно, если программой первого класса ученик не овладел, то что он будет делать во втором? Как он будет умножать и делить, если ещё складывает на пальцах? Как он будет писать изложения, если пока и с короткими диктантами не справляется?

Если говорить образно, то неуспевающего первоклассника можно сравнить с человеком, попавшим в яму. И чтобы помочь ему выбраться из неё, нужно дать дополнительное время – это раз, принести ему лестницу – это два, научить его подниматься по ней – это три, протянуть ему руку и подбадривать, чтобы было легче – это четыре. А если мы закроем глаза на те неуспехи, которые у него есть, не поможем ему научиться тому, что он упустил, и переведём его во второй класс, то это будет прямой вред: так он окажется в ещё более глубокой яме, из которой выбраться будет ещё труднее. И велика вероятность того, что при хронической неуспешности у ребёнка может окончательно пропасть желание учиться (которого, подозреваю, и до этого было крайне мало), и тогда прогулы по неуважительным причинам – самое меньшее из зол, которые можно ожидать.

А сейчас предлагаю перейти к вечному вопросу: кто виноват, что ребёнок оказался в такой неприятной ситуации, когда приходится решать вопрос, оставаться ему на повторное обучение или нет? С одной стороны, вроде бы ответ очевиден: виноват учитель, т.к. не доучил, не дотянул, недодал внимания, не нашёл подход и т.д., и т.п. А с другой стороны, у педагога в классе не один ребёнок, но ведь далеко не все дети оказываются неуспевающими. Вряд ли он целый год из вредности закрывал глаза и уши одному ребёнку, чтобы тот ничего не услышал, не увидел и не понял. Да и работать учителям приходится с разными детьми, с разным уровнем готовности к школьному обучению. Не бывает так, чтобы на второй год грозились оставить ребёнка, у которого этот самый уровень был высоким или хотя бы достаточным. То есть проблемы, как правило, берут своё начало не в первом классе, а намного раньше – в то время, когда малыш был ещё дошкольником. Поэтому ответственность за школьные неуспехи в большей мере всё же не на учителе, а на родителях: именно их упущения в развитии ребёнка в период дошкольного детства и привели к проблемам в обучении. И не надо тут пенять на недоработки детского сада, дело совсем не в нём. Наши с вами родители, бабушки и дедушки зачастую и вовсе никакие садики не посещали, но трудности с учёбой были лишь у единиц.

Следующий вопрос – за кем решение о дублировании? Инициатива здесь может исходить от педагогов, но принятие решения – безусловно, за родителями. Т.е. оставить ребёнка на повторное обучение можно только в том случае, если родители выразили своё согласие на это, написав заявление на имя директора школы. Без этого согласия и заявления на второй год никто оставить не имеет права, даже при тотальной неуспеваемости, до тех пор, пока родители не увидят проблему и не захотят её решать.

Иногда бывает и обратная ситуация, когда администрация образовательного учреждения отказывается дать возможность первокласснику продублировать программу первого класса, ссылаясь на разные причины и не беря во внимание желание и заявление родителей. Обычно этот отказ объясняется тем, что якобы «школа не имеет права» это сделать, ссылаясь на тот же Закон об образовании и его статью 58 (см. выше), т.к. в нём нет прямого разрешения. Однако в нём, как мы уже разобрались, нет и запрета. Таким образом, получается, что законных оснований отказывать родителям у школы тоже нет. Следовательно, вопрос должен решаться в интересах ребёнка.

Давайте обсудим ещё вот какой момент: что предпочтительнее – оставить первоклассника на второй год или «на осень»? На наш взгляд, тут всё зависит от конкретного ребёнка, его уровня развития и степени усвоения (или неусвоения) школьной программы. Если у ученика ещё при поступлении в первый класс был низкий уровень готовности к обучению, если он плохо говорил, не имел многих простейших знаний, если за прошедший год он так и не научился толком читать, писать и считать (очень часто мы на комиссии видим детей, которые запомнили только 2-3 буквы или вовсе ни одной не запомнили), то никакие, даже очень упорные «осенние занятия» ему не помогут. Попросту не хватит времени, не говоря уж о желании, возможностях и способностях. Тут наилучший (а часто – и единственный) выход – повторное обучение в первом классе.

А вот если до школы было всё не то чтобы хорошо, но и не из рук вон плохо, и за учебный год ребёнок худо-бедно усвоил основные умения, но осталось заметное количество «недоделок», то смысл остаться «на осень» есть. Только нужно понимать, что в этом случае придётся очень плотно и усиленно поработать в течение всех летних месяцев не только учителю с ребёнком, но и самим родителям, чтобы успеть «нагнать» то, что упустили за весь первый класс, и учиться во втором уже более успешно.

Ну, а теперь предлагаю разобрать два варианта: когда ребёнок остался на второй год и когда перешёл во второй класс, их плюсы и минусы.

Итак, вариант первый: ребёнок остаётся на повторное обучение в первом классе.

Плюсы. У него есть возможность спокойно, без спешки, понять то, чего не понял в прошлом году, научиться тому, чему не научился, повторить то, что плохо запомнил и закрепить то, что он уже знает. Это даст возможность создать более крепкий «фундамент» для новых знаний и более успешно учиться дальше.

Минусы.

  • Конечно, это стресс для ребёнка, когда сверстники переходят в следующий класс, а ему приходится снова учиться в первом, и он может почувствовать себя неумехой, неудачником и ни на что не годным. Но этот минус можно смягчить, если выбрать для объяснения ситуации ребёнку правильные слова. Согласитесь, фраза «Давай ещё раз поучимся в первом классе, чтобы получше усвоить то, чему вас учили. Пока, мне кажется, тебе будет трудно понять материал второго класса» звучит гораздо менее травматично, чем «Вот какой же ты глупый, ничему толком не научился! Теперь останешься на второй год!».
  • Придётся сменить учителя и классный коллектив, к которым уже адаптировался, и привыкать снова. Надо сказать справедливости ради, что это не всегда минус, и в новом классе, с другим учителем ребёнку может быть заметно лучше и легче, чем было. Тут многое зависит и от самого ребёнка, и от учителя, и от детей.
  • Как старые, так и новые одноклассники могут смеяться над второгодником: вот, мол, дурачок, плохо учился. Впрочем, могут и не смеяться, а отнестись с пониманием – тут уж дело в том, сможет ли учитель настроить их на позитивное отношение.
  • Знакомые и близкие у родителей ученика, не справившегося с программой 1 класса, будут «косо смотреть» и говорить «у них ребёнок на второй год остался!». Впрочем, если маме и папе дороже собственное дитя, а не мнение окружающих, то на этот минус они не обратят внимание.

А сейчас для полноты картины обратная ситуация – несмотря на низкий уровень знаний, ребёнок всё же переведён во второй класс.

Плюсы. Ребёнку не придётся заново адаптироваться к новому классному коллективу и учителю. Однако, если у него не сложились с ними отношения в первом классе, есть опасность, что они и сейчас складываться не начнут. Всё, плюсов я найти больше не могу.

Минусы.

  • Учиться ребёнку станет ещё труднее, чем в первом классе, т.к. имеющиеся проблемы не только никуда сами собой не денутся, но к ним добавятся и другие, накрутившись на прежние как снежный ком, ведь нужно приобретать новые знания, а без фундамента старых они просто развалятся.
  • Ребёнок будет чувствовать себя глупее других, т.к. остальные дети будут с успехом изучать новый материал, а ему в силу того, что очень много пробелов в знаниях за предыдущий класс будет очень трудно, а чаще – просто невозможно в нём разобраться и понять его. Соответственно, и высоких отметок ждать не придётся.
  • Одноклассники могут смеяться над ним, т.к. даже маленькие дети видят и понимают ошибки других. Но снова оговорюсь, здесь многое зависит от позиции учителя и его умения привлечь остальных детей к оказанию эмоциональной поддержки неуспевающему ребёнку.
  • Знакомые и близкие люди родителей такого ребёнка всё равно будут на них «косо смотреть», думая или говоря что-то вроде «а у них ребёнок — двоечник», а это тоже неприятно. Короче говоря, от порицающего общественного мнения и в этом случае не уберечься.

В общем, такой вот расклад получается. А выбрать, что же будет лучше для каждого конкретного ребёнка – оставлять его на повторное обучение в первом классе или нет – уже задача родителей. Желаю сделать правильный, обоснованный выбор, ведь от него во многом зависит, как у малыша сложится дальнейшая школьная жизнь (а возможно, и не только школьная).

Второй раз в первый класс, стр. 1

Маша Трауб

Второй раз в первый класс

© Трауб М., 2017

© Оформление. ООО «Издательство «Э», 2017

Экзамен на звание «Идеальная мать». Садись – два

С Васей все было неправильно. Вася – мой старший сын. Он очень на меня похож по внутреннему устройству: мы с ним тяжело встаем по утрам, можем полдня биться об стены и валять дурака, а потом за пятнадцать минут сделать то, что нужно. Мы легкие на подъем, и нас обоих, как волной, посещают странные увлечения: одно время Вася начал запойно слушать музыку и осваивать гитару, а я занялась вязанием и хэнд-мэйдом – сделала вешалку для полотенец из скалок и покрыла лаком шкафы на кухне. Через некоторое время эти увлечения прошли, как не бывало. И тогда я начала печь тортики и безешки, а Вася пошел в секцию стрельбы. Пока я осваивала рецепты приготовления опары для хлеба, причем без использования хлебопечки, а чтобы все по-настоящему, исключительно руками, Василий уплывал на байдарках и подумывал об альпинизме. Мы с ним болтаем по вечерам, но, когда на кухне появляется отец семейства, оба замолкаем, хотя ничего предосудительного в наших разговорах нет. У сына очень много моих качеств, которые стали проявляться, когда он повзрослел. Например, от кофе его клонит в сон, как и меня, а в двенадцать часов ночи у него бывают внезапные приступы рабочей активности. И, как записано в школьной характеристике, у него завышенная самооценка. Последнее свойство Васиного характера муж считает точно моим. Не уверена. То есть у сына это точно наследственное.

Я прекрасно помню, как записывала его в первый класс. В то время Вася меня совершенно извел – тогда он еще занимался теннисом и ломал ракетки в случае проигрыша. Я ездила на спортивные сборы с ним, нанимаясь то помощником повара, то вожатой. Не потому, что боялась отпустить его одного… Хотя да, боялась. Вася не ходил в детский сад, поскольку, как объяснил нам психолог, он был «не садовский» ребенок. Например, мог умирать от голода, но не есть то, что ели все. Я пыталась его «социализировать». Но в детских лагерях, когда дети дружно ели пиццу, Вася упорно сидел на гречке. Я соблазняла его сосиской в тесте, сладкой газировкой, но сын предпочитал рис, бульон и чай. Он играл в шахматы, но мог взять и перевернуть доску с фигурами, если осознавал, что проигрывает. Причем поражение чувствовал еще до того, как это начинал понимать противник. Я устала ловить за ним доски и ракетки.

Ему было шесть лет. Однажды мы шли с ним мимо школы.

– А пойдем в школу? – вдруг спросил Вася.

– Пойдем, – согласилась я, думая, что сейчас мы поднимемся по ступенькам и попросимся на экскурсию.

– Нет, не сейчас, а вообще в школу. Да, я хочу в школу, – объявил сын.

Мы, естественно, завалили собеседование, поскольку не ходили на подготовку к школе и я сама учила его читать и считать. Мы не прошли тестирование у психолога (в те годы – обязательное условие для поступления в школу), которая увидела у Васи признаки аутизма и посоветовала мне подумать о домашнем обучении или специализированной школе. Сын не ответил ни на один вопрос. Молчал. Выйдя из кабинета, сообщил, что не отвечал, потому что вопросы были скучными. Но наша первая учительница, Светлана Александровна, его все равно взяла. Я была ей так благодарна, что даже не спросила, почему она вдруг на это решилась.

Вася учился практически в школьном коридоре, где стоял диван и лежали игрушки. Он играл, сидел, лежал, ходил, но, когда его вызывали к доске или спрашивали, давал верный ответ. Через полгода решил сесть за парту, и это стало счастьем. Светлана Александровна, которую Вася упорно называл Александрой Светлановной, радостно объявила мне на родительском собрании: «Сидит!»

Я была обычной перепуганной молодой мамой, которая забивалась под детскую парту на родительских собраниях и буквально молилась на учительницу, не понимая, как нас еще не выгнали. Я пыталась рассказывать подругам о нашей школьной жизни, но им было неинтересно. И тогда я написала книгу, неожиданно для меня ставшую бестселлером, – «Дневник мамы первоклассника». Честно говоря, я ее писала, чтобы не сойти с ума. Я ходила в школу, отводила, приводила, делала уроки, описывала почти каждый Васин школьный день, школьные проблемы, первую любовь, первые неприятности. И вспоминала свое детство. В качестве иллюстраций в первое издание «Дневника» были включены страницы из Васиных прописей. Его кривые паровозики, скособоченные вертолеты и попытки написать буквы красиво. Почерк, кстати, у него по-прежнему ужасный, и ручку он держит неправильно. И то, самое первое, издание для меня очень дорого – из-за этих самых иллюстраций.

Прошло уже девять лет после выхода книги, а меня до сих пор спрашивают, перешел ли Вася во второй класс. Я так и осталась «мамой первоклассника».

Сейчас Васе уже шестнадцать. Он учится на физико-математическом отделении школы, собирается поступать в МФТИ, играет на гитаре и профессионально занимается стрельбой. Он уже взрослый красивый юноша. Но умудрился остаться ранимым и верным, смешливым и нежным. В этом нет моей заслуги. Мне кажется, я все делала неправильно, не так.

И когда у меня родилась дочь Серафима, я решила стать идеальной, образцово-показательной мамой. Сделать все правильно, как положено. Во— первых, я была уже «возрастной» мамой и считалась умной и опытной. Хотя я и не чувствовала себя ни «возрастной», ни уж тем более более умной и опытной. К тому же дочь пошла в отца, что для меня стало полной неожиданностью. Обычно Сима подскакивает рано утром, у нее все всегда аккуратно разложено по полочкам и царит образцовый порядок в шкафу. Она знает, какие именно и в какой день недели у нее кружки и секции, как ее отец знает, что у него будет в пятницу в 16:00 через три месяца. Опять же с легкостью отец и дочь могут сказать, что они делали месяц назад, например, в полдень понедельника. По ним можно сверять часы, поскольку они всегда встают в одно и то же время, в одно и то же время совершают утренние процедуры и завтракают. Допустимое отклонение – две минуты. Сима ни за что не выйдет завтракать без заплетенной косички, как ее отец никогда не выйдет к столу в пижаме. Когда я уезжаю в командировки, то прошу консьержку, чтобы она поднялась и заплела Симу, иначе дочка не выйдет из дома «неприбранной». Сима, в отличие от нас с Васей, всегда завинчивает крышечку на тюбике зубной пасты. Даже шторку в ванной мы с Васей сдвигаем вправо, а муж с дочкой – влево. Сима сама заправляет свою постель и раскладывает игрушки по раз и навсегда установленным местам. Я могу убрать постель к вечеру, к приходу мужа с работы. У Симы – жесткий режим дня. Она его сама себе установила и придерживается. Если ей положено ложиться спать в девять, то где бы мы ни находились, даже в другой стране, мы живем по московскому времени. Часовые пояса Сима игнорирует твердо и решительно. Спорить и бороться с этим бесполезно.

– Сима, иди завтракать, – зову я.

– Сейчас, я застелю постель, и ты должна меня заплести, – отвечает дочка.

– Мама, Вася не повесил полотенце! – жалуется она на старшего брата. – Мама, уже девять утра, а Вася еще спит. Можно я его разбужу?

– Пусть спит, сегодня воскресенье.

– Тогда он пропустит завтрак! Он же не может завтракать во время обеда!

Вот как мне объяснить дочери, что мы с Васей можем завтракать даже во время ужина?!

Где бы мы ни находились, в каких бы гостях ни были, мы живем по графику дочери – ровно в семь вечера она встает и собирается домой. Потому что в семь тридцать – ужин. В восемь – ванна, в восемь тридцать – чтение на ночь, а в девять – отбой.

Однажды Сима отказалась пить чай. Попросила, но пить не стала. Оказывается, я забыла положить на тарелочку под чашку салфетку, как всегда делает папа.

Муж просто счастлив. Он нашел в дочери единомышленника, которого потерял в сыне. И пока мы с Васей, укрывшись с головой одеялом, досыпаем последние минуты, Сима с папой делают утреннюю зарядку, умываются, переодеваются в домашнюю одежду и торжественно выходят к завтраку. Они пытаются нас перевоспитать. Мы пока держимся.

Можно ли оставить на второй год в первом классе?

Бывает, что отправив ребенка в первый класс, родители понимают, что поспешили. Нужно было подождать еще годик. Ребенок не справляется с заданиями, не может привыкнуть к школьным правилам, появляются проблемы со сверстниками и учителем. Все родители и дети проходят через этот стресс. Для некоторых это оказывается слишком трудным. И тогда родители, сами или под давлением учителей, решают, вот бы оставить ребенка на второй год и пройти программу первого класса снова. Но возможно ли это?

Сразу скажем, что вероятнее всего нет. Согласно статье 58 Закона «Об образовании в РФ» оставить на второй год могут только при наличии академической задолженности, которую учащийся два раза не смог исправить. Она появляется по результатам промежуточной аттестации, которая в первом классе, как правило, не проводится. По требованию СанПиН в первый год обучения действует безотметочная система. Это сделано специально, чтобы ребенок мог привыкнуть к школе. Никаких оценок, переводных экзаменов и минимум стресса. Всех первоклассников переводят в следующий класс автоматически, без дополнительных условий.

Если у ребенка в первом классе возникли проблемы с учебой, не дается какой-то из предметов, — бывает, что учитель грозит оставить на второй год. Не самый педагогичный метод, который, к сожалению, учителя временами используют. Да, это повод, чтобы искать способы помочь ребенку освоиться и свыкнуться с учебой. Но это не повод для страха и паники. О втором годе в первом классе не может быть речи. Можно зайти на сайт школы, почитать положение о промежуточной аттестации и показать его учителю. Как правило, в таких положениях указано, что аттестация проводится со второго класса. Нет аттестации — нет академической задолженности — нет правовых оснований для оставления на второй год.

Если родители сами хотят оставить ребенка на второй год — возможно ли это?

Одно желание и заявление от родителей — это не основание. Школа не имеет право удовлетворить такое заявление, так как сделав это она нарушит закон.

Законным основанием могут стать только рекомендации психолого-медико-педагогической комиссии (ПМПК), которые школа обязана выполнять. Однако, такие рекомендаций ПМПК выдают редко, желание родителей тут не является определяющим. Решение ПМПК выносится на основании выявленных особенностей развития или отклонений поведения ребенка. Подробнее о комиссии можно прочитать здесь.

В крайних случаях, единственная возможность обойти строгие требования закона — перевести ребенка на иную форму образования. Можно перейти на семейное образование на один год, в течение года заниматься с ребенком индивидуально, после чего вернуться в школу и остаться на повторное обучение во втором классе школы.

Это не самый простой путь, который имеет много особенностей. При переходе на семейное образование учащийся отчисляется из школы, и для возвращения через год нужно будет вновь поступать в школу. Школа может отказать в приеме, если не окажется свободных мест, поэтому вопрос о возвращении нужно согласовать заранее. Подробнее о семейном образовании можно почитать здесь

Подробнее о том, в каких случаях могут оставить на второй год.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*