admin / 22.12.2019

Отшлепал дочку

Ситуация, когда у многодетных родителей изъяли из семьи 9 детей из-за применения физических наказаний, вызвала большую дискуссию. Одни защищают право семьи воспитывать ремнем, другие категорически против таких методов.

Наша читательница Маргарита вспоминает, как наказывали ее и к чему это привело.

Меня и сестру били регулярно. Вспоминаю как мы, заплаканные, клялись друг другу, что никогда не будем бить своих детей. А еще обсуждали, как вырастем, выйдем замуж и наши мужья отлупят папу. Ну, это когда совсем маленькими были…

Помню, что наказывали так лет с четырех точно. Били за тройки и четверки, не сложенные вещи в комнате, замечания в дневнике, опоздания домой больше чем за 20 минут. Бил папа. Чаще ремнем, иногда скрученным полотенцем или шнуром от телефона. Он бил спокойно, никакой истерики и криков. Командовал: «Ложись!» — и начинал лупить.

Если отец с работы приходил поздно вечером, когда мы уже были в кроватях, а мама докладывала, что у меня тройки, «специально» грязное платье и я ее достала, «лыпаю глазами как корова, когда она меня учит!», он спокойно говорил: «Спи, наказание будет завтра». Назавтра, когда я возвращалась из школы, нужно было ложиться на диван и терпеть.

Бил всегда примерно одинаково, ударов 5. До серьезных синяков или гематом там не доходило.

Мать в это время спокойно продолжала заниматься своими делами. Например, развешивала белье на балконе. Потом выйдет, головой махнет: «Ну что, получила?»

Иногда я почти не плакала. А сестра всегда визжала от ужаса. Иногда отец меня бил, а она стояла, ждала своей очереди. Тогда мать могла ей еще затрещину отвесить со словами: «Рано плачешь!»

По дороге из школы в день экзекуции я хотела, чтобы меня сбила машина. Несколько раз пыталась под нее броситься. Когда маленькая была, очень обидно было и страшно. Маму я не любила, мне кажется, и она меня. А папу боялась. Ладошки почти всегда становились липкими, когда он домой приходил.

В школе я готова была ползать на коленях, только бы не ставили троек. Для взрослых со стороны мы были идеальной семьей, наверное. В походы семьями ходили. Я так боялась что-то не так сделать, что чуть не утопилась однажды. Полоскала майки, одна уплыла, я за ней, а ногу свело судорогой. Я кричать боялась. Мысль была, что отлупят при всех. Или что ждать до конца похода, а потом получу дома.

В 17 лет я уехала из дома учиться в другой город. Там и осталась. Но только когда вышла замуж в 30 лет, почувствовала, что приезжаю к родителям с мужем и никого не боюсь.

Разговаривала с родителями: зачем вы это делали? Ведь я не творила ничего ужасного, обычные вещи какие-то. Мать ответила, что ничего особенно они со мной и не делали, наказывали за дело и несильно, зато человеком выросла. Что все воспоминания о побоях минимум раз в неделю я придумала. Хорошо, если раз в месяц. Отец сказал, что «разве ж это лупил, так, для дисциплины…» Вот если б были парни, драл бы их нормально.

То есть ни в чем виноватыми они себя не чувствуют. Мы долго общались ровно. Пару раз в год приезжала с детьми, семейный стол, фотографии.

Но когда дочке 5 лет было, она по комнатам у них бегала, все успокоиться не могла, разыгралась с двоюродными, и мать моя вдруг отцу говорит: «А ну-ка, дед, бери ремень, научишь. Наши так не носились!» У меня аж руки задрожали. Все вспомнилось, этот диван — он у них до сих пор — лицо в подушку, как в животе все крутило, как вставала с дрожащими ногами и плелась в комнату. И я заорала: «Только тронь!» И отбросила мать к стенке. Я толкнула ее со всей силы, на отца наорала. Жуткая ситуация, все перепугались, муж успокаивал, держал меня силой, уехали мы тогда быстро. Я написала им эсэмэску, что общаться не хочу. Но потом как-то успокоились, через год стали созваниваться. Мать таким нежным голосом: «Ну что ты доченька, никто бы твою Катю не бил…»

А я иногда ловлю себя на страшной мысли, когда они совсем старыми будут, не захочется ли мне подойти и треснуть хорошенько. С размаху так. Надеюсь, что нет.

Светик-семицветик

В период моей киевской жизни со мной в спортзал ходила замечательная красавица — очаровательная Света. Рост под 180, длинные ноги, светлые красивые волосы, голубые глаза. Ни дать ни взять — звезда фотомодель. Родом она из глухого шахтерского поселка, воспитывал ее один отец, рано вышла замуж, муж — крутой донецкий парень, не чающий души в своей Светульке. У нее чудесный малыш, автомобиль БМВ родстер и охранник, приставленный мужем. Света сама за рулем, охранник рядом, все чин-чинарем. Больше всего на свете Света боится целюлита. Сразу после рождения сына она стала истязать себя непосильными упражнениями, и в итоге осталась стройна, как и прежде до родов. Даже небольшую и очень сексуальную грудь сохранила.
Нас со Светой роднило любовь и трепетное отношение к своим телам, красивеньким и сексуальненьким. У нас в спортзале коллектив был сугубо дамский, так что излишней одеждой можно себя не обременять. Поэтому свой костюм для занятий я минимизировала до облегающих плавочек, тело должно дышать. Светка последовала моему примеру. В спортзал она стала ходить как и я, в одних спортивных трусиках. У Светы была потрясающая грудь, остренькая с торчащими сосками. Рождение малыша на ней совершенно не сказалось. После тренировки мы с удовольствием намыливали друг дружку в душе, делали легкий взаимный массажик, включая самые нежные и интимные места. У нас было и явно чувствовалось взаимное физическое притяжение и симпатия.
Но особенно Света ко мне прониклась, когда узнала что у мамы косметический кабинет и я их познакомила. Мама прочла ей целую лекцию о целюлите, внимательно осмотрела ее и сделала вывод, что эта «страшная болезнь» Свете не грозит. А для профилактики посоветовала массаж бамбуковым веничком с предварительным втиранием специальных масел. Мама у меня человек ехидный и предупредила, что такой бамбуковый массаж — вещь деликатная, так что лучше поручите мужу. В итоге за 150 евро Света стала счастливой обладательницей бамбукового веничка и набора каких-то кремов с лосьонами. Веничек Свете понравился, она даже пошутила, что это обкультуренные фирмовые розги.
Мамины бизнес-таланты меня потрясают. Крис уже давно советует ей переехать в Норвегию и открыть свое дело там. Мужа напрягать с массажем Света не стала, охранника тем более, и как-то после тренировки, когда мы расслаблялись в сауне предложила мне испытать чудодейственное средство на потенциально целюлитоопасных участках ее тела. Что называется, попала в точку. Я не рассказывала ей о своих наклонностях, следов «безумной любви» на моем теле не было, а если оставались, то я пропускала тренировку.
По сути бамбуковый веничек — это те же розги, только очень тоненькие прутики, которые предварительно пропустили через специальный станок, убравший все травмоопасные шероховатости. На самом деле это эффективное средство против целюлита, после такого массажа не остается синяков. Больно, но не травмоопасно. разумется ни о каких протяжках, оттяжках и прочих садо-мазо изысках, при массаже речь не идет. Нужно просто аккуратно похлестывать целюлитоопасные участки, подобно тому, как это делается в парной.
В общем улеглась Светулька на массажный столик, голенькая-голенькая, выставила свою очаровательную попочку, напрочь лишенную даже намека на целлюлит. Я, вредная сволочь, предвкушая как я сейчас буду сечь свою подругу, еще и валик ей под животик положила. Потом намазала попу и бедра каким-то вьетнамско-лаосским снадобьем с довольно приятным запахом и приступила к экзекуции. Нежно и аккуратно, чтобы не повредить и не травмировать прекрасное тело моей подопечной. Светочка лежала тихо, потом когда попа и бедра уже порозовели, ни о каких вздутиях и речи не было, сказала: можешь посильнее. Мне не привыкать. Я хлестнула посильнее, появились характерные следы от розг. По сути это уже была нормальная порка розгами, но Света лежала каменной, только стала поочередно напрягать и расслаблять мышцы ягодиц в такт ударов веничка. То, как Света лежала под розгами, пусть даже массажными, меня заинтриговало, я поняла что она знакомится с розгами не впервые. Я еще несколько раз прошлась вдоль, и поперек попки и бедер, потом умастила раскрасневшееся тело очередной партией лосьона.
Я испытывала сильнейшее возбуждение. Красивое стройное тело, которое я полосую розгами. В этот момент во мне взыграла моя би-натура, я стала как бы доминой-дайком, или кем то подобным. Мне ужасно хотелось погладить ее прелести… Но этот проклятый ступор! Потом, немного позже, мы наверстали упущенное. А сейчас Светлана перевернулась на спину и глядя на мои торчащие от возбуждения соски, усмехнувшись спросила:
— Ну что понравилось пороть розгами? Вижу что понравилось. И она довольно сильно ущипнула меня за затвержевшие соски. А потом спокойно так добавила:
— Ань, спасибо, неплохо, но тебя бы у моего Бате пройти стажировку. Поучилась бы как правильно жопку розгами драть. А ты мне просто хороший приятный массажик сделала. Очень и очень приятно получилось, больно конечно, но зато теперь такой кайф. Надо будет повторить. И она нежно поцеловала меня.
И поведала свою историю близкого знакомства с розгами. Родилась Света в шахтерской семье в затрапезном городке на Донбассе. Отец шахтер, правда из казаков, которых советская власть, кого не сгноила в концлагерях, превратила в шахтеров, мать руководила в местном доме культуры танцевальным кружком; кроме Светы была еще младшая сестра. Жили в частном доме, половина — отец с женой и двумя дочерьми, вторую половину дома занимала сестра отца, завуч местной школы. Одна, без мужа, которого выгнала за пьянку; сама воспитывала дочь Анжелику (любят такие звучные имена в провинции). В 10 лет в Светиной жизни произошел крутой поворот: мама уехала в Чехию на заработки танцовщицей, и не вернулась. Нашла там темпераментного испанца, перебралась с ним в Барселону. Пыталась вызвать дочерей, но отец был против. Так и осталась Света с папой и сестрой. Отец в дочерях души не чаял, не то, что ударить, выругать не мог. А за стеной регулярно тетка воспитывала Анжелу. Просто и без затей, несмотря на профессию педагога, драла свою дочь ремнем, благо от беспутного отца остался ремень для правки бритвы. Мама-завуч с пониманием вопроса подошла к выбору орудия воспитания, разрезала этот ремень на три продольные полосы и вот таким самодельным устройством с деревянной ручкой порола свою дочь, предварительно заставляя ее раздеться догола. Такой шахтерский вариант шотландского тоуза. Анжела вопила, вырывалась, но тетка была непреклонна. После порки попка и бедра бедной Анжелки были покрыты характерными полосками несколько дней . А Света слыша вопли за стеной похихикивала, ее отец пальцем не трогал. Тетка несколько раз предлагала выдрать за компанию и Светку с Викой (младшей сестрой), но отец не позволял. Воспитывай горе-педагог свою Анжелку, а моих не трожь. Сами разберемся.
Семейная идиллия продолжалась пока Свете не стукнуло 13. Отец успел завести себе новую женщину, впрочем гражданская жена к своим падчерицам относилась хорошо. Света занималась танцами, прилежно училась в школе. Папа мечтал, чтобы она после школы переехала учиться на медсестру в Донецк, понимая весь ужас прозябания в родном поселке. А в 13 Свету как подменили. Начался переходный период, пошли пацаны, гулянки. Школа была заброшена, появились первые двойки. Папа не выдержал и предупредил Светку, что возьмется за ее воспитание, после чего Анжелкины вопли за стеной покажутся ей нежной серенадой.
И этот день настал. Света прогуляла очередную контрольную, тетка-завуч нажаловалась отцу. Отец подошел к процессу воспитания радикально. Из березовой метлы, которой мели двор, взял несколько тонких прутков, связал веревочкой и опустил в кипяток. А вечером привел Свету в кухню, велел снять с себя юбку и трусы и в одной майке лечь на табуретку. И началось… Светка мне честно призналась, что не думала, что может быть так больно. По ее словам было такое впечатление, что на жопку вылили ведро кипятка. В общем выдрал Батя свою дочь основательно. Светка провалялась целую ночь кверху голой попкой в кровати, мачеха смазывала ей высеченную попу настоями травок. Через пару дней попустило, следы от порки прошли.
Но это было только начало. Отец ввел педагогическую новацию. За каждую двойку Свету он теперь сек розгами , а во время порки она еще и должна была читать учебник с неусвоенным материалом. Этакая учеба в традициях 19 века. Светка сама готовила для себя любимой розги, удаляла лишние сучки и зашпаривала в кипяточке перед поркой. Все по науке. Младшей сестре порки Светы послужили уроком, она училась примерно. Теперь хихикала Анжелка: давай посмотрим, у кого попа краше разрисована. Впрочем хихикала Анжелка не долго. Розги оказали самое благотворное влияние на школьные успехи Светланы и мама-завуч переняла педагогические новации своего брата, теперь и Анжелку укладывали под розги. Результаты в учебе обеих девушек заметно возрасли. Так продолжалось, пока Света не окончила школу с пристойным атестатом и уехала в Донецк. Там поступила в медучилище, познакомилась со своим будущим мужем, теперь в Киеве строят маленький капиталистический рай. А к Бате (так Света упорно именует своего отца) никаких претензий нет. Наоборот, Света где-то благодарна ему за науку, что не дал «скурвится и сбухаться». О наказании розгами она рассказывала как о чем то совершенно обыденном, я поняла, что она совершенно не стыдилась того, что ее уже достаточно взрослую девушку, отец сек по голому телу. От нее же я узнала, что раньше в казачьих семьях девиц пороли до замужества и это было совершенно обычное явление. Светка рассказала, что когда они переодевались перед уроком физкультуры, то у многих девчонок на попке были видны следы домашнего воспитания. И это никого не смущало, скорее наоборот служило предметом оживленных дискуссий, кого и чем дома порят. Тетка-завуч говорила, что большинство родителей было за то, чтобы ввести в школе розги и только законы запрещали это благое начинание.
Про себя я подумала, что очень хорошая традиция и пожалела, что после окончания школы отец совершенно забросил ремень.
Светулькин рассказ о домашней порке не мог оставить меня равнодушной. Тем более что речь шла о розгах, тех самых розгах о которых я мечтала в подростковом возрасте. Я любовалась ее стройным утонченно-сексуальным телом, покрытым красными полосками от бамбукового веника и мысленно рисовала картину как ее секли настоящими березовыми розгами.
Я стала ее выпытывать подробности домашней порки.
— Светочка, а ты под розги голенькая ложилась?
Света удивилась:
— Зачем совсем голой? Трусики снимала, но была в маечке. Батя меня ведь по жопке драл, а не по спине. Хотя один раз… Света захихикала. Когда мы с Анжелкой травку попробовали и тетка засекла, нас напару выдрали по полной, Батя всыпал мне полтинник. Вот тогда мне пришлось совсем голяком под розги ложиться. Он мне не только жопу, но и спину и плечи разрисовал. Анжелке тоже, так что мы несколько дней были красиво полосатые. Анжелка говорила, что розги больнее ремня, зато синьцов от порки не остается, а те что есть, так за пару дней проходят. После такой образцовой порки мы больше дурь не пробовали. Эффективное оказалось лечение.
Выдержать такое я уже не смогла. И я сперва нежно пальчиками стала поглаживать покрасневшую от веника Светину попочку, а потом раздвинув бедра погладила ее губки. Они были мокрющие, да и соски у Светы торчали не меньше моих. Так что на мои непристойные ласки Света ответила адекватно. И я поняла, что не все так просто.
Я со своими навязчивыми мазопатологиями все допытывалась у Светки, не хотелось ли ей кончить под розгами или после порки. Света посмотрела на меня как на идиотку:
Ты что, Ань, боль от настоящих розг такая, что ни о какой дрочке и мысли не было. Это не то, как ты меня сейчас отмассировала. Сейчас мне приятно, видишь какая я там мокрющая,да и ты тоже. А настощие розги — это жесть. Тебя небось твои предки пальцем не тронули.
.
Тут уже не выдержала я и в деталях рассказала о наказании ремнем, как сама оголялась перед поркой, как мне хотелось получить наказание настоящими розгами, и как меня возбуждает порка и все что с ней связано. О том как ласкала себя в душе после порки поведала особеено подробно. В общем выдала все свои откровения, как во время домашнего наказания ремнем мечтала чтобы отец сек меня настоящими розгами, и как мы теперь с Кристианом развлекаемся.
Светка слушала меня с удивлением и интересом:
— Да, мать, тебя бы к моему Батяне на месячишко, он бы из тебя всю твою дурь выбил. Видать не отведала ты настоящих березовых розог, когда каждый удар, как ведро кипятка. И чем больше, тем сильнее обжигает. Твой бамбуковый веничек — это просто приятный возбуждающий массажик, видищь, я даже потекла. И она взяв мою руку приложила ладонь к тому самому приятно-запретному месту. Упрашивать меня было не надо….
Потом мы еще несколько раз занимались антицеллюлитной профилактикой, явно к обоюдному удовольствию. Я ведь не строгий батя и старалась доставить Светочке максимальное удовольствие, как впрочем и себе любимой. Тогда я поняла, что приятно не только ложиться под розги, а иногда и самой взять волшебный пучок в руки.
Интересно что несмотря на строгое домашнее воспитание не стала Света мазой, а стала благовоспитанной женой нового украинца и в октябре собирается вторично стать мамой. Наверное пристрастие к порке должно быть заложено генетически.
Послесловие. Жизнь полна сюрпризов и не всегда приятных. После событий 2014 года я помогла Свете с ее семьей перебраться в Хорватию. тетка завуч осталась в родном поселке и стала активисткой новой «республики». Анжелика предпочла уехать со своим дядей. Кстати отец Светки оказался милейшим очень симпатичным человеком, мастером на все руки и довольно быстро акклиматизировался на новом месте. Судя по тому, как Светлана обожает своего отца, обиду за полученные воспитательные розги она на него не таит. Муж Светланы тоже предпочел переехать из Киева в очаровательную Хорватию, благо средства позволили ему приобрести вполне приличный дом. А Светочка, счастливая мама двоих детей стала образцовой женой и домохозяйкой. мы с ней иногда видимся, хотя и живем не слишком близко друг от друга.

Что будет с дочерью, которую наказывал отец?

Мне не раз приходилось работать – и в группе, и индивидуально – с женщинами, которых в детстве наказывали отцы: шлепали, ставили в угол, ругали. Это оставляет неизгладимый след в психике. Требуется много времени и сил, чтобы сгладить последствия отцовской агрессии.

Отец для ребенка – олицетворение силы, власти. А для девочки отец – еще и первый в жизни мужчина, объект поклонения. Он тот, от кого ей важно услышать, что она «принцесса».

Что происходит, если отец физически или морально давит на дочь? Как и любому живому существу при нападении на него, девочке ничего не остается, как пытаться себя защитить. Животные пытаются убежать, а если не получается – кусаются, царапаются, дерутся. Куда бежать девочке от «воспитателя» – отца, хватающегося за ремень? Сначала к матери. Но как та поступит? Защитит или отвернется, возьмет ребенка и уйдет из дома или отругает дочь, поплачет и призовет потерпеть…

Здоровое поведение матери – сказать мужу: «Убери ремень! Не смей бить ребенка!»

Здоровое поведение матери – сказать мужу: «Убери ремень! Не смей бить ребенка!», если он трезвый. Или схватить детей и выбежать из дома, если муж пьяный и агрессивный. Ничуть не лучше, если на глазах детей отец будет бить их мать.

Но это если есть куда уйти. Бывает, что для этого нужно время и ресурсы. Если их нет, то матери остается сочувствовать ребенку и просить у него прощения за то, что она как мать не может дать ему безопасность. Ведь это его тело и никто не имеет права делать ему больно. Даже в целях воспитания.

«Воспитание» ремнем – это физическое насилие, оно нарушает физическую целостность кожи и мягких тканей ребенка. И даже демонстрация ремня – насилие: ребенок в голове достроит картинку ужаса, когда он получает этим ремнем по телу. Страх превратит отца в монстра, а дочь – в жертву. «Послушание» будет именно из страха, а не из понимания ситуации. Это не воспитание, а дрессировка!

Для маленькой девочки отец – практически бог. Сильный, все решающий и умеющий

Для маленькой девочки отец – практически бог. Сильный, все решающий и умеющий. Отец – та самая «надежная опора», о которой потом мечтают женщины, ища ее в других мужчинах. Девочка – 15 килограмм, отец – 80. Сопоставьте размер рук, представьте папины руки, на которые опирается ребенок. Его руки закрывают почти всю ее спину! С такой опорой ничего в мире не страшно.

Кроме одного: если эти руки берут ремень, если они бьют. Многие мои клиентки рассказывают, что им хватало даже просто крика отца: все тело парализовывало, страшно было «до одури». Почему так? А потому, что в этот момент у девочки решится весь мир, мир предает ее. Мир – страшное место, и от разгневанного «бога» нет защиты.

Какие отношения могут сложиться у нее в будущем?

Вот она выросла, стала подростком. Сильный мужчина прижимает ее к стенке лифта, толкает в машину. Что ей подскажет ей детский опыт? Скорее всего: «сдайся, а то будет еще хуже».

Но может сработать и другая реакция. Девочка не сломалась: собрала всю свою энергию, боль, волю в кулачок и дала себе обещание никогда не сдаваться, выдержать все. Тогда девочка «накачивает» роль воительницы, амазонки. Женщины, борющейся за справедливость, за права обиженных. Она защищает других женщин, да и себя. Это называется «архетип Артемиды». Согласно мифу, богиня Артемида соревнуется с братом Аполлоном в точности стрельбы. В ответ на брошенный им вызов застрелить лань, она стреляет и убивает… но не оленя, а своего возлюбленного.

Какие отношения могут сложиться в будущем, если девочка приняла решение всегда быть воином и ни в чем не уступать мужчинам? Она так и будет бороться со своим мужчиной за власть, за справедливость. Ей будет трудно принимать другого, находить точки соприкосновения с ним.

Если любовь болезненна в детстве, человек будет встречаться с «болезненной любовью» и во взрослой жизни. Либо потому, что иного не знает, либо чтобы «переиграть» ситуацию и получить другую любовь. Третий вариант – вообще избегать любовных отношений.

Каким будет партнер женщины, которую в детстве отец «воспитывал ремнем»?

Типовых сценария два: либо похожим на отца, властным и агрессивным, либо «ни рыбой, ни мясом», чтобы пальцем не тронул. Но второй вариант, судя по опыту моих клиенток, очень обманчив. Внешне не агрессивный, такой партнер может проявлять пассивную агрессию: толком не зарабатывать, сидеть дома, никуда не ходить, выпивать, подкалывать, обесценивать. Такой человек тоже «наказывает» ее, просто не впрямую.

Но дело не только и не столько в ремне. Когда отец часами воспитывает, ругает, отчитывает, «наезжает» – это не менее тяжелое насилие, чем удар. Девочка превращается в заложника, а отец – в террориста. Ей просто некуда идти, и она терпит. Многие мои клиентки восклицали: «Лучше бы ударил!» Это вербальное насилие, часто прикрываемое «заботой о ребенке».

Захочет ли в будущем успешная женщина слышать оскорбления, терпеть давление со стороны мужчин? Сможет ли она договариваться или будет сразу хлопать дверью, чтобы не повторилось то, что было в детстве с папой? Чаще всего ей претит сама идея выяснения отношений. Но когда конфликт накапливается и не разрешается, семья, как правило, распадается.

связь физического насилия и сексуальности

Сложная, трудно прорабатываемая тема – связь физического насилия и сексуальности. Ремень чаще всего попадает по низу спины. В результате у девочки смыкается сексуальность, детская «любовь» к папе и физическая боль. Стыд своей обнаженности – и одновременно возбуждение. Как это может сказаться потом на ее сексуальных пристрастиях? А на эмоциональных? «Любовь – это когда больно!»

В будущем она станет ждать от мужчин предательства – и, скорее всего, они предадут. Ведь она таких и будет искать – похожих на папу

А если отец испытает в этот момент сексуальное возбуждение? Он может испугаться и закрыться от девочки навсегда, лишь бы чего не вышло. Отца было много, но он вдруг «исчез». Девочка «потеряла» папу навсегда и не знает, почему. В будущем она станет ждать от мужчин такого же предательства – и, скорее всего, они предадут. Ведь она таких и будет искать – похожих на папу.

И последнее. Самооценка. «Я плохая!» «Я недостаточно хороша для папы…» Может ли такая женщина претендовать на достойного партнера? Может ли она быть уверенной в себе? Есть ли у нее право на ошибку, если папа при каждом ее промахе так недоволен, что хватается за ремень?

Что ей придется пройти, чтобы сказать: «Я могу любить и быть любимой. Со мной все в порядке. Я достаточно хороша. Я женщина и достойна уважения. Я заслуживаю, чтобы со мной считались?»

Что придется ей пройти, чтобы вернуть свою женскую силу?..

Дочь не послушала маму и зарегистрировалась в Snapchat. И женщина придумала за проступок кринжовое наказание

Молодая мама придумала, как наказать свою дочь, которая вопреки запрету установила Snapchat. Однако методы женщины оказались весьма странными для многих людей, осуждающих её действия. И, судя по реакции пользователей Сети, дама выбрала не самую удачную идею, с помощью которой проучила непослушного ребёнка.

Женщина, чьё имя неизвестно, стала обсуждаемой персоной на просторах интернета. Интерес к своей личности она подогрела благодаря методу наказания для собственной дочери. Хотя этот способ оказался непонятным для многих людей, которые теперь осуждают маму за её поступок и считают эту идею бредовой.

Дело в том, что женщина запретила своей дочери-подростку пользоваться Snapсhat. Неизвестно, что подтолкнуло строгую мать на принятие этого решения, однако дочка не стала слушать предупреждения. Как и многим другим девочкам, ей, видимо, тоже хотелось обмениваться фотографиями с друзьями, поэтому школьница нарушила строгий запрет.

И когда мать узнала об этом, она, конечно же, наказала девочку. Однако вместо того, чтобы заставить её удалить аккаунт, женщина взяла его под свой контроль и опубликовала пост, который вызвал волну обсуждений. Скриншотом публикации 17 ноября поделился в своём аккаунте пользователь сайта Reddit под ником insaneparents.

Это мама (имя скрыто). Ей запрещено пользоваться Snapchat. Но она всё равно его установила. Что же, теперь этот аккаунт мой. Вот что бывает, когда ты не слушаешься своих родителей.

Пост юзера быстро стал вирусным, а реддиторы теперь ругают женщину на чём свет стоит. Впрочем, вряд ли она переживает по этому поводу.

IngrownFingernail

Оригинал Я такой хороший родитель, что не позволяю своему ребёнку общаться с друзьями.Оригинал

Emma_twatters

Оригинал Яркий пример того, как не надо воспитывать детей. Мне всегда интересно, почему такие люди хотят детей.Оригинал

purplefuzz22

Оригинал Какая глупая с**а. Чем больше она пытается контролировать каждую мелкую вещь, которую делает её ребёнок, тем больше девочка станет далёкой, хитрой и обиженной, когда станет старше.Оригинал

Но некоторые люди не увидели в поступке матери ничего плохого, поэтому заняли её сторону.

massivefeedback

Оригинал Хм, согласен с этой мамой на 100 %.Оригинал

ctmyas

Оригинал Это вовсе не безумие, это вполне разумная вещь — не разрешать детям использовать определённые приложения.Оригинал

Don_Interruptus

Оригинал Я не уверен, что это безумие, когда родитель пытается ограничить или даже контролировать то, что дочь-подросток делает в интернете.Оригинал

А вот особо внимательные комментаторы заметили на скриншоте одну деталь (с лапками), которая теперь не даёт им покоя.

SBGoldenCurry

Оригинал Милая собака.Оригинал

foxy502

Оригинал Эта собака словно из мультика.Оригинал

repressed_sun

Оригинал Даже собака думает, то она п***а.Оригинал

И хотя методы, которые продемонстрировала строгая мама, для многих остались непонятыми, но они ещё не самые странные. Другой отец показал, как воспитывает сына, и это больше походит на унижения. Однако на самом деле папа — гений.

Но вот кто действительно поражает своей гениальностью, так это мальчик из Нидерландов. В девять лет он уже успел выпуститься из школы, а сейчас оканчивает университет.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*