admin / 08.12.2019

Платье скарлетт о хара

«Она являла взору очаровательное зрелище, сидя в обществе Стюарта и Брента Тарлтонов в прохладной тени за колоннами просторного крыльца Тары — обширного поместья своего отца. Шел 1861 год, ясный апрельский день клонился к вечеру. Новое платье Скарлетт, на которое пошло двенадцать ярдов муслина, воздушными волнами лежало на обручах кринолина, находясь в полной гармонии с сафьяновыми туфельками без каблуков, только что привезенными ей отцом из Атланты. Лиф платья как нельзя более выгодно обтягивал безупречную талию, бесспорно самую тонкую в трех графствах штата, и отлично сформировавшийся для шестнадцати лет бюст».
«Какое платье сделает ее особенно неотразимой в глазах Эшли? С восьми часов утра она примеряла то одно, то другое и теперь стояла расстроенная, подавленная, в кружевных панталонах, корсете и в трех пышных полотняных, отделанных кружевом нижних юбках. А отвергнутые платья пестрыми грудами шелка, оборок и лент громоздились вокруг нее на полу, на постели, на стульях.
Розовое платье из оргаиди с длинным ярко-красным поясом, несомненно было ей к лицу, но она надевала его прошлым летом, когда Мелани приезжала в Двенадцать Дубов, и та, конечно, могла его запомнить. А значит, ничто не помешает ей съязвить на этот счет.
Черное бомбазиновое с буфами на рукавах и большим стоячим кружевным воротником выгодно оттеняет ее ослепительную кожу, но нельзя не признаться, что оно ее чуточку старит. Скарлетт озабоченно шагнула к зеркалу и вгляделась в свою шестнадцатилетнюю мордашку, словно боясь увидеть морщины или дряблый подбородок. Но Мелани так юна и свежа — ни в коем случае нельзя казаться возле нее старше своих лет.
Сиреневое в полоску муслиновое платье с большими кружевными медальонами и тюлевым воланом красиво, но не в ее стиле. Кэррин с ее тонким профилем и бесцветным личиком выглядела бы в нем недурно, сама же она в этом платье будет похожа на школьницу, а это уж никак не годится — походить на школьницу рядом со спокойной, исполненной достоинства Мелани.
Клетчатое платье из зеленой тафты, все в мелких оборочках, обшитых по краю зеленой бархатной лентой, шло ей бесподобно, и вообще это было ее любимое платье — когда она его надевала, глаза ее приобретали совсем изумрудный оттенок, — но, увы, спереди на лифе отчетливо виднелось жирное пятно. Конечно, можно было бы замаскировать пятно, приколов брошь, но как знать, может быть, у Мелани очень зоркий глаз.
Значит, оставались пестрые ситцевые платья, недостаточно нарядные для такого случая, либо бальные платья, либо зеленое муслиновое в цветочек, которое она надевала вчера. Но это было скорее вечернее платье, не слишком подходящее для барбекю, с глубоким вырезом, почти как у бального платья, и крошечными буфами вместо рукавов. И все же она не видела другого выхода, как остановить свой выбор на нем».
«И вот как-то ясным летним утром, несколько недель спустя, он появился снова с пестрой шляпной картонкой в руке и, предварительно убедившись, что в доме, кроме Скарлетт, никого нет, открыл перед ней эту картонку. Там, завернутая в папиросную бумагу, лежала шляпка, при виде которой Скарлетт вскричала:

– Боже, какая прелесть! – и выхватила ее из картонки.
Она так давно не видела и тем паче не держала в руках новых нарядов, так изголодалась по ним, что шляпка эта показалась ей самой прекрасной шляпкой на свете. Она была из темно-зеленой тафты, подбита бледно-зеленым муаром и завязывалась под подбородком такими же бледно-зелеными лентами шириной в ладонь. А вокруг полей этого творения моды кокетливейшими завитками были уложены зеленые страусовые перья.
– Наденьте ее, – улыбаясь, сказал Ретт Батлер».
Зеленый, как мох, бархат портьер ласкал и чуть покалывал ей щеку, и она, как кошка, блаженно потерлась о материю. И вдруг уставилась на портьеры.
Минуту спустя она уже волокла по полу тяжелый стол с мраморной крышкой. Его заржавевшие колесики протестующе скрипели. Она подкатила стол к окну, подобрала юбки, залезла на стол и встала на цыпочки, чтобы дотянуться до массивного карниза. До него было слишком высоко — она резко дернула портьеру, так что вылетели гвозди, и портьера с карнизом рухнула на пол.
Словно по мановению волшебной палочки дверь в гостиную приоткрылась, и в просвете появилось черное лицо Мамушки, каждой своей морщинкой источавшее неуемное любопытство и величайшую подозрительность. Она осуждающе посмотрела на Скарлетт, все еще стоявшую на столе, задрав юбки выше колен, чтобы удобнее было спрыгнуть на пол. Скарлетт была так возбуждена и с таким торжествующим видом взглянула на Мамушку, что та сразу забеспокоилась.
— Что это вы задумали делать с портьерами мисс Эллин? — спросила она.
— А ты что подсматриваешь в дверную щелку? — огрызнулась Скарлетт, соскочила на пол и потянула на себя пыльный тяжелый бархат.
— Чего же тут подсматривать-то, — ответствовала Мамушка, готовясь к бою. — Нечего вам распоряжаться портьерами мисс Эллин — что это вы надумали: и карниз сорвали, и портьеры в пыли валяются. Мисс Эллин ох как их берегла, эти портьеры-то, и я не Позволю вам такое с ними вытворять.
Скарлетт обратила на Мамушку взгляд своих зеленых глаз, глаз, искрившихся весельем, совсем как в те далекие дни, когда она была капризной маленькой девчушкой, о чем частенько со вздохом вспоминала Мамушка.
— А ну-ка, Мамушка, бегом на чердак, принеси мне оттуда ящик с выкройками! — крикнула Скарлетт, подскочив к Мамушке и подталкивая ее к двери. — Я буду шить себе платье!
Мамушка чуть не задохнулась от возмущения при одной мысли о том, что ее двухсотфунтовую тушу заставляют куда-то подниматься, а тем более на чердак, но одновременно в ней зародилось страшное подозрение. Она выхватила портьеру из рук Скарлетт и, словно священную реликвию, прижала к своей монументальной отвислой груди.
— Уж не из портьер ли мисс Эллин собрались вы шить себе платье? Нет, тому не бывать, пока я хоть капельку жива.
На лице молодой хозяйки появилось выражение, которое Мамушка описала бы так: «Уперлась как бык». Но оно тут же сменилось улыбкой, а этому Мамушке трудно было противостоять. Однако на сей раз старуха не попалась на удочку. Она смекнула, что мисс Скарлетт заулыбалась лишь затем, чтобы обвести ее вокруг пальца, и преисполнилась решимости не отступать.
— Не надо быть такой скупердяйкой, Мамушка. Я собираюсь в Атланту поднанять денег, и мне для этого нужно новое платье.
— Не нужно вам никаких новых платьев. Нет сейчас таких леди, которые в новых платьях ходят. Они носят старые и очень даже этим гордятся. С чего бы это дочке мисс Эллин одеваться иначе — даже когда она в старом ходит, все должны ее уважать, точно она в шелках.
Упрямое выражение вновь появилось на лице Скарлетт. «Господи Иисусе, вот чудно-то: чем старше мисс Скарлетт становится, тем больше на мистера Джералда походит, а на мисс Эллин — меньше и меньше!» — Вот что, Мамушка, ты, конечно, знаешь про письмо тети Питти. А она пишет, что мисс Фэнни Элсинг выходит замуж в эту субботу, и я, конечно, хочу поехать на свадьбу. А для этого мне нужно новое платье.
— Да это платье, которое на вас сейчас, нисколечко подвенечному платью мисс Фэнни не уступит. Мисс Питти писала, что Эллинги совсем обеднели.
— Но мне необходимо новое платье! Мамушка, ты же не знаешь, как нам нужны деньги. Налоги…
— Все я про налоги знаю, мэм, да только…
— Знаешь?
— Так ведь господь бог наделил меня ушами, чтоб слышать, верно? Ну, а мистер Уилл двери-то никогда не закрывает.
И как это Мамушка умудряется всегда все слышать? Просто удивительно, подумала Скарлетт: этакая грузная туша, топает так, что пол трясется, а когда хочет подслушать, подкрадывается тихо, как дикая кошка.
— Ну, раз ты все слышала, значит, слышала и то, как Джонас Уилкерсон и эта его Эмми…
— Да уж, мэм, слышала, — сказала Мамушка, сверкнув глазами.
— Так не будь упрямой, как мул, Мамушка. Неужели ты не понимаешь, что мне необходимо поехать в Атланту и добыть денег, чтоб заплатить налог? И денег надо немало. Я должна это сделать! — И она ударила кулачком о кулачок. — Ей-богу, Мамушка, они выкинут всех нас на улицу, а куда мы тогда пойдем? Неужели ты станешь препираться со мной из-за каких-то маминых портьер, когда эта дрянь Эмми Слэттери, которая убила маму, строит планы, как бы переехать в наш дом и спать на маминой постели?!
Мамушка перенесла тяжесть своего могучего тела с одной ноги на другую, точно слон на отдыхе. Она смутно чувствовала, что ее хотят провести.
— Да нет, мэм, не хочу я видеть эту дрянь в доме мисс Эллин или чтоб всех нас выставили на улицу, да ведь только… — И она вдруг впилась в Скарлетт осуждающим взглядом: — От кого это вы деньги-то получать собираетесь, что вам вдруг понадобилось новое платье?
— А это, — сказала несколько ошарашенная Скарлетт, — это уж мое дело.
Мамушка пронзительно посмотрела на нее — как в прежние времена, когда Скарлетт была маленькая и тщетно пыталась оправдать свои проступки. Казалось, Мамушка без труда читала в ее мыслях, и Скарлетт невольно опустила глаза, впервые почувствовав укол совести из-за своей затеи.
— Так, значит, вам понадобилось новое распрекрасное платье, чтобы денег занять. Что-то тут не то. Да и почему-то вы не хотите сказать, откуда деньги-то брать задумали.
— Я вообще не желаю ничего об этом говорить, — возмутилась Скарлетт. — Это мое дело. Отдашь ты мне портьеру и поможешь сшить платье?

— Да, мэм, — еле слышно произнесла Мамушка, сдаваясь столь внезапно, что Скарлетт сразу заподозрила неладное. — Я помогу вам сшить платье, а из атласной подкладки, должно, сделаем вам нижнюю юбочку и панталоны кружевом обошьем. — И с ехидной улыбочкой она протянула портьеру Скарлетт. — А мисс Мелли тоже едет с вами в Тланту, мисс Скарлетт?
— Нет, — отрезала Скарлетт, начиная понимать, что ее ждет. — Я еду одна.
— Это вы так думаете, — решительно заявила Мамушка, — да только никуда вы в таком новом платье одна не поедете. Я с вами поеду. Да уж, мэм, и не отстану от вас ни на шаг. На мгновение Скарлетт представила себе, как она поедет в Атланту и станет разговаривать с Реттом в присутствии насупленной Мамушки, которая как огромный черный страж будет неотступно следовать за ней. Она снова улыбнулась и положила руку Мамушке на плечо.
— Мамушка, милая. Какая ты хорошая, что хочешь поехать со мной и помочь мне. Но как же наши-то здесь без тебя обойдутся? Ведь ты у нас в Таре сейчас самая главная.
— Ну уж! — промолвила Мамушка. — Не заговаривайте мне зубы-то, мисс Скарлетт. Я ведь знаю вас с той поры, как первую пеленку под вас подложила. Раз я сказала, что поеду с вами в Тланту, значит, поеду, и дело с концом. Да мисс Эллин в гробу перевернется, ежели вы одна-то поедете: ведь в городе-то полным-полно янки и этих вольных ниггеров, да и вообще кого там только нет.
— Но я же остановлюсь у тети Питтипэт, — теряя терпение, сказала Скарлетт.
— Мисс Питти очень даже хорошая женщина, и она, конечно, думает, что все-то видит, но дальше своего носа не видит ничего, — заявила Мамушка, повернулась с величественным видом, как бы ставя на этом точку, и вышла в холл. А через минуту стены задрожали от ее крика: — Присси, лапочка! Сбегай-ка наверх и принеси сюда с чердака швейный ящичек мисс Скарлетт с выкройками. Да прихвати пару острых ножниц — и побыстрее, чтоб нам не ждать тут всю ночь.
«Ну и попала я в историю! — подумала удрученная Скарлетт. — Ведь это все равно что взять с собой сторожевого пса, а то и похуже».
После ужина Скарлетт и Мамушка разложили выкройки на столе, в то время как Сьюлин и Кэррин быстро содрали с портьер атласную подкладку, а Мелани, вымыв щетку для волос, принялась чистить бархат. Джералд, Уилл и Эшли сидели, курили и с улыбкой глядели на эту женскую возню. Радостное возбуждение, исходившее от Скарлетт, овладело всеми, — возбуждение, природу которого никто из них не мог бы объяснить. Щеки у Скарлетт раскраснелись, глаза жестко поблескивали, она то и дело смеялась. И все радовались ее смеху — ведь уже сколько месяцев никто не слышал его. А особенно приятно это было Джералду. Помолодевшими глазами он следил за ее передвижениями по комнате, и всякий раз, как она проходила мимо, ласково похлопывал ее по боку. Девушки разволновались, точно готовились на бал: отдирали подкладку и резали бархат с таким рвением, словно собирались шить себе бальные платья.
Скарлетт едет в Атланту, чтобы занять денег или в крайнем случае заложить Тару. Ну, и что тут такого страшного, если даже придется заложить? Скарлетт сказала, что они без труда выкупят Тару из урожая будущего года — продадут хлопок, расплатятся, и у них еще деньги останутся; она сказала это так уверенно, что никому и в голову не пришло спорить с ней. А когда ее спросили, у кого она собирается брать в долг, она ответила: «Любопытному нос прищемили», — ответила так игриво, что все рассмеялись и принялись подшучивать и дразнить ее: завела-де себе дружка-миллионера.
— Не иначе как у Ретта Батлера, — лукаво заметила Мелани, и все рассмеялись еще громче, настолько нелепым показалось им это предположение, ибо все знали, что Скарлетт ненавидит Ретта и если вспоминает о нем, то не иначе как об «этом подлеце Ретте Батлере».
Но Скарлетт не рассмеялась, и Эшли, засмеявшийся было, умолк, заметив, какой настороженный взгляд бросила на Скарлетт Мамушка.
Сьюлин, заразившись царившим в комнате единодушием, расщедрилась и принесла свой воротничок из ирландских кружев, хотя и несколько поношенный, но все еще прелестный, а Кэррин стала уговаривать Скарлетт надеть в Атланту ее туфли — это была лучшая пара обуви во всей Таре. Мелани упросила Мамушку не выкидывать бархатные обрезки — она обтянет ими каркас прохудившейся шляпки, и все так и покатились со смеху, когда она заявила, что старому петуху придется, видно, расстаться со своими роскошными, черно-зелеными с золотом перьями, если он не удерет на болото.
Скарлетт смотрела на стремительно двигавшиеся пальцы, слышала взрывы смеха и со скрытой горечью и презрением поглядывала на окружающих.
«Ничего они не понимают — ни что происходит со мной, ни с ними самими, ни со всем Югом. Они все еще думают, будто ничего страшного не может с ними случиться, потому что они — это они:
О’Хара, Уилксы, Гамильтоны. Даже черномазые — и те так думают. Какие же они все идиоты! Никогда ничего не поймут. Будут думать и жить, как думали и жили всегда, и ничто не способно их изменить. Пусть Мелли ходит в лохмотьях, собирает хлопок и даже помогла мне убить человека — ничто не в силах ее изменить. Такой она навеки останется — застенчивой, благовоспитанной миссис Уилкс, идеальной леди! И пусть Эшли видел смерть, и воевал, и был ранен, и сидел в тюрьме, и вернулся в разоренный дом — он останется тем же джентльменом, каким был, когда владел Двенадцатью Дубами. Вот Уилл — тот другой. Он знает, что такое жизнь на самом деле, но Уиллу и терять-то было особенно нечего. Ну, я что до Сьюлин и Кэррин — они считают, что все это временно. Они не меняются, не приспосабливаются к новым условиям жизни, потому что думают: это скоро пройдет. Они считают, что господь бог сотворит чудо — для их и только их блага. Ну а никаких чудес не будет. Если кто и сотворит здесь чудо, так это я, когда окручу Ретта Батлера… А они не изменятся. Возможно, они и не могут измениться. Я — единственная, кто здесь изменился.., да и не изменилась бы, если б жизнь не заставила».
Наконец Мамушка выставила мужчин из столовой и закрыла за ними дверь, чтобы можно было начать примерку. Порк повел Джералда наверх спать, а Эшли с Уиллом остались одни при свете ламп в парадной гостиной. Некоторое время оба молчали — Уилл лишь безмятежно жевал табак, словно животное — жвачку. Однако лицо его было отнюдь не безмятежным.
— Эта поездка в Атланту, — негромко произнес он наконец, — не нравится мне она. Совсем не нравится.
Эшли бросил на него быстрый взгляд и тут же отвел глаза; он ничего не сказал — лишь подумал, не возникло ли у Уилла того же страшного подозрения, какое мучило его. Да нет, не может быть. Уилл же не знает, что произошло днем во фруктовом саду и до какого отчаяния дошла Скарлетт. Не мог Уилл заметить и того, как изменилось лицо Мамушки при упоминании о Ретте Батлере, да и вообще Уилл ничего не знает ни про деньги Ретта, ни про то, какая у него скверная репутация. Во всяком случае, Эшли казалось, что Уилл не может этого знать; правда, с тех пор как Эшли поселился в Таре, он заметил, что и Уилл и Мамушка знают много такого, о чем никто им не говорил, — они просто чувствуют, когда и что происходит. А в воздухе сейчас было что-то зловещее — какая именно беда нависла над ними, Эшли не знал, но понимал, что спасти от нее Скарлетт он не в силах. Взгляды их за весь этот вечер ни разу не встретились, однако ее жесткая бурлящая веселость пугала его. Терзавшее его подозрение было слишком ужасно — он не мог даже высказать его вслух. Не имеет он права так ее оскорбить — спросив напрямик. Он крепко сжал кулаки. Нет у него такого права: сегодня днем он утратил все права на нее, навсегда. И теперь уже не в состоянии ей помочь. Да и никто не в состоянии. Тут он подумал о Мамушке, о том, с какой мрачной решимостью она резала бархатные портьеры, и на душе у него стало чуть легче. Мамушка уж позаботится о Скарлетт, независимо от того, хочет этого Скарлетт или нет.
«А виноват во всем я, — в отчаянии подумал он. — Я толкнул ее на это».
Он вспомнил, как она, распрямив плечи, уходила от него из фруктового сада, вспомнил, как упрямо была вскинута ее голова. И всем сердцем потянулся к ней, раздираемый сознанием своей беспомощности, снедаемый восхищением перед нею. Он знал, что в ее словаре нет такого выражения: «бесстрашный воитель», — знал, что она непонимающе посмотрела бы на него, если бы он сказал, что не встречал более бесстрашного воителя. Знал Эшли и то, что, скажи он ей, как много в ее поступках истинного бесстрашия, она бы его не поняла. Он знал, что она умеет смотреть жизни в лицо, упорно борется, преодолевая встающие на пути препятствия, штурмует их решительно, не думая о возможности поражения, и продолжает бороться, даже когда поражения не избежать.
Но за эти четыре года он встречал и других людей, которые отказывались признать поражение, — людей, весело шедших навстречу собственной гибели, ибо это были бесстрашные люди. И однако они тоже терпели поражение.
И сейчас, глядя на Уилла, сидевшего напротив него в полутемной гостиной, Эшли думал, что действительно никогда еще не встречал человека более отважного, чем Скарлетт О’Хара, решившая завоевать мир с помощью платья из бархатных портьер своей матери и перьев, выдранных из петушиного хвоста.
«Пошарив немного, он вытащил ее новое муаровое платье. Оно было низко вырезано на груди; обтягивающая живот юбка лежала на турнюре пышными складками, и на складках красовался большой букет бархатных роз.
– Наденьте вот это, – сказал он, бросив платье на постель и направляясь к ней. – Сегодня никаких скромных, приличествующих замужней даме серо-сиреневых тонов. Придется прибить флаг гвоздями к мачте, иначе вы его живо спустите. И побольше румян. Уверен, что та женщина, которую фарисеи застигли, когда она изменяла мужу, была далеко не такой бледной. Повернитесь-ка.
Он взялся обеими руками за тесемки ее корсета и так их дернул, что она закричала, испуганная, приниженная, смущенная столь непривычной ситуацией.
– Больно, да? – Он отрывисто рассмеялся, но она не видела его лица. – Жаль, что эта тесемка не на вашей шее».

Как создавались костюмы фильма «Унесенные ветром»

В этом году исполнятся 80 лет со дня выхода на экран фильма «Унесенные ветром». Образ Скартетт О’Хара стал одним из самых культовых за всю историю кинематографа.

Дэвид О. Селзник / Фото: AP / TASS
Уолтер Планкетт, автор знаменитого зеленого бархатного платья Скарлетт, сшитого из штор, и еще 5500 предметов одежды для более чем 50 персонажей фильма «Унесенные ветром», не получил за свою масштабную работу никакого «Оскара». Случилось это по простой причине — награду художникам по костюмам стали вручать лишь через 10 лет, начиная с 1949 года. Но надо отдать должное продюсеру Дэвиду О. Селзнику, который, получая золотую статуэтку за «Унесенные ветром» в номинации «Лучший фильм», публично признал заслуги художника по костюмам: «Очень жаль, что нет премии Академии за дизайн костюмов, потому что Уолтер Планкетт ее достоин!»

Как все начиналось

О том, что Дэвид О. Селзник запускает фильм по книге Маргарет Митчелл, художник по костюмам Уолтер Планкетт узнал случайно от своей подруги, актрисы Кэтрин Хепберн, которая сама хотела сыграть в нем главную роль. Они оба уже работали до этого с Селзником на студии RKO. Планкетт связался с продюсером и был нанят, но только на исследовательскую работу за небольшую плату. Потом получилось так, что как-то плавно, тихо, незаметно он стал художником по костюмам всего этого масштабного фильма, а зарплата так и не изменилась, осталась по-прежнему небольшой.

На съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM; The University of Texas (слева направо)
Проект замышлялся довольно пафосным, поэтому, кроме известной истории с общенациональным кастингом актрисы на главную роль (пробовалось около 1400 актрис), параллельно шел отбор художника по костюмам. Свой интерес к фильму выказали многие ведущие художники по костюмам Голливуда от Адриана и Трэвиса Бентона до Люсинды Баллард.
Автор романа Маргарет Митчелл мечтала, чтобы художником по костюмам в экранизации ее книги была дизайнер Мюриэл Кинг, которая одевала Кэтрин Хепберн в жизни и в фильмах «Сильвия Скарлетт» (1935) и «Дверь на сцену» (1937). Селзник связался с Кинг и предложил ей заняться платьями Скарлетт, но та захотела слишком много денег, и после нескольких месяцев переговоров они так и не пришли к соглашению. А увидев эскизы Уолтера Планкетта, Селзник прекратил поиски художника по костюмам и написал Кей Браун: «Планкетт оживил Скарлетт с помощью великолепных костюмов, поэтому нам больше никто не понадобится».


Художник по костюмам Уолтер Планкетт / Фото: RKO Pictures
В итоге для «Унесенных ветром» Планкетт вместе со своими помощниками сделали более 375 эскизов костюмов. «Нужно было сделать так много эскизов и в такой спешке, что у меня было около девяти или десяти иллюстраторов», — рассказывал потом дизайнер. «Селзник просил и других художников по костюмам предоставить свои эскизы для „Унесенных ветром“, предполагая, что другой дизайнер может сделать их лучше, чем я. После того, как каждый художник по костюмам в Голливуде показал ему свою работу, я столкнулся с Селзником и спросил, что именно происходит. Он сказал, что у него никогда не было намерения заменить меня; он только хотел, чтобы я работал больше и заверил меня, что моя работа великолепна. Я сказал, «Большое спасибо!», — вспоминал Планкетт.

Изучение материала

Хотя Планкетт за свою карьеру одевал и современные картины, тем не менее за художником в Голливуде закрепилась слава любителя исторических проектов. Сам он давал этому очень простое объяснение: «Каждый хочет сунуть нос в современные вещи — жены режиссеров, секретарши, актрисы с довольно плохим вкусом. Намного проще сказать им: «Мне нравится ваша идея, но просто это неправильно для того времени!»

Иллюстрация из книги мод для леди / Фото: Godey’s lady’s book (1862). Образцы тканей / Фото: Textile Sample book
При проектировании костюмов для фильма «Унесенные ветром», Уолтер Планкетт стремился к подлинности, он хотел показать зрителям, как выглядели люди на американском Юге в период Гражданской войны. Для этого он отправился в исследовательскую поездку в Джорджию. Снабженный рекомендательными письмами, Планкетт встретился с Маргарет Митчелл, которая взяла его в однодневное путешествие в Джонсборо, ближайший город, похожий на вымышленную Тару. Но здесь художник сильно простыл, и Митчелл убедила его отлежаться в постели в своем отеле, прежде чем отправиться в Саванну и Чарльстон. «Он попытался это сделать, — вспоминала она, — но был вынужден покинуть город из-за множества людей, которые приходили к нему с костюмами 1860-х годов, полагая, что он хочет их все купить».
В своей поездке Планкетт посетил плантации и опросил стариков, которые еще застали Гражданскую войну. Его приглашали в дома и с гордостью показывали шелковые платья, принадлежавшие бабушкам и прабабушкам. «Одна женщина в Чарльстоне даже отправила своих детей собирать для меня коробку с шипами с дерева, растущего в этом районе, потому что во время блокады не было металлических булавок и иголок, и вместо них одежда скреплялась этими шипами», — вспоминал Планкетт.

«Барбекю-платье» Скарлетт


На съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM
В это исследовательское путешествие художник взял с собой книгу образцов тканей с фабрик 1840-х годов и иллюстрации из модного в XIX веке журнала Godey’S Lady’s Book. Ему повезло найти фабрику неподалеку от Филадельфии, которая по-прежнему печатала текстильные принты по образцам середины XIX века. Именно там был напечатаны зеленые букеты на отрезе муслина, из которого потом сшили «барбекю-платье» Скарлетт.
Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM. Эскиз и рисунок Уолтера Планкетта / Фото: Walter Plunkett
В этом же платье Вивьен Ли снималась и в самых первых сценах фильма, но Дэвид О. Селзник решил переснять их из-за конфликта с режиссером Джорджем Цукором (которого заменил на Виктора Флеминга) и из-за некоторых цветовых искажений на пленке Technicolor. Заодно уж продюсер попросил Планкетта сделать другое платье для начала фильма. Костюмы одобрял только продюсер, он даже приказал художнику ни в коем случае не показывать ни один из эскизов Вивьен Ли. «Но я все равно это делал!, — вспоминал Планкетт, — На других фильмах я показывал эскизы продюсерам и режиссерам, но они даже не смотрели на них. Для этого мы вас и наняли, говорили они».
Художник по костюмам Уолтер Планкетт (1939) / Фото: Harry Ransom Center

«Шторное платье» Скарлетт

В своих исследованиях Планкетт также обнаружил, что женщины Атланты во время блокады Юга использовали подручные материалы для изготовления своих платьев. Идея «шторного платья», в котором Скарлетт идет в тюрьму к Ретту Батлеру, писательнице подсказала пара штор ее матери. Во время вторжения армии Союза плантация ее семьи в Северной Джорджии была разорена, и из ценного осталась только эта пара штор, которые теперь передаются из поколения в поколение как единственная ценная реликвия, пережившая войну.
Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM. Эскиз и рисунок Уолтера Планкетта / Фото: Walter Plunkett
Для «шторного платья» Планкетт приобрел зеленый бархат и бархат цвета мха. Ткань специально отфактурили, чтобы добиться немного выцветшего внешнего вида давно висящих штор.
Еще один интересный факт: во время Гражданской войны женщины Юга украшали шляпы куриными перьями. Поэтому нет ничего удивительного, что у Скарлетт ее эффектный головной убор гарнируют петушиные перья и позолоченные куриные лапы.
На съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM. Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM

Характер в костюме

Бархатное платье, сшитое из шторы, еще является условной границей, разделившей разные периоды жизни героини.
Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: Harry Ransom Center
Сначала мы видим юную южную красавицу. Для этого первого периода Планкетт разработал платья из светлых, легких, полупрозрачных тканей, с большим количеством кокетливых оборок.
Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM
Второй период — тяжелый в жизни героини, она сталкивается с бедностью и необходимостью выжить самой и сохранить Тару. Ее платья этого периода сшиты из простого, набивного хлопка, а поскольку ей приходится заниматься тяжелым трудом, то Скарлетт не носит под ними кринолина.
Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM
Третий период (переходом к которому и является «шторное платье») — это период достатка и восстановления жизненных сил. Скарлетт становится респектабельной дамой, выходит замуж за Батлера и рожает Бонни. Для этого периода Планкетт использовал более насыщенные по цвету бархат и шерсть.
На съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM. Платье Скарлетт / Фото: The Harry Ransom Center The University of Texas at Austin

Бордовое бархатное платье

Планкетт специально попросил разрешения у Митчелл разнообразить палитру платьев Скарлетт, поскольку в книге она носит почти все вещи зеленого цвета. Писательница согласилась, сказав, что просто зеленый — это ее любимый цвет.

Кадр из фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM

Платье Скарлетт / Фото: The Harry Ransom Center The University of Texas at Austin

Бальное платье на вечеринке по случаю дня рождения Эшли Уилкс тоже описано в книге как нефритово-зеленое, но Планкетт сделал его бордовым. Платье очень красивое, стиля «принцесс», сшито из французского шелкового бархата бордового цвета (хотя из-за пленки «Техноколор» выглядит красным), украшено рубинами и страусовыми перьями. И, конечно, оно не является аутентичным нарядом 1870-х годов, а лишь эффектной стилизацией, включающей в себя модные тенденции конца 1930-х гг.
Селзник не заботился об исторической точности в фильме. «Посмотрите: Скарлетт в кадре крутит в руках пластиковый нарцисс и носит прически сороковых годов», — с горечью говорил художник.
На съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM
С другой стороны, Планкетт и сам признавал необходимость адаптации исторических костюмов к современной аудитории. Он считал, что нужно сочетать подлинность с элементами современного дизайна. Хотя Планкетт заработал репутацию перфекциониста и скрупулезного исследователя, он говорил, что «самый исторически точный костюм может не дать правильного театрального эффекта на камеру, и, независимо от того, насколько они аутентичные, костюмы, которые отвлекают от истории, а не дополняют ее — неудачные».

Во время подготовки к съемкам фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: The University of Texas

Во время подготовки к съемкам фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: The University of Texas

При этом для всех актеров было сшито аутентичное белье, и Планкетт настаивал на том, чтобы актеры носили его даже тогда, когда его было не видно в кадре.
***
Предполагается, что после такого проекта художник просыпается знаменитым, и «его хотят» все студии и режиссеры. Но большой успех Планкетта на «Унесенные ветром» только усложнил ему поиск другой работы. Студии думали, что он будет слишком дорогим, или что он делает только большие исторические фильмы… И художнику пришлось «уйти в свободное плавание».
«Оскар» Планкетт все-таки получил, но, как ни странно, не за какую-то масштабную историческую работу, а за маленькую сцену «Белого бала» из фильма «Американец в Париже», да и то эту награду он разделил с Орри-Келли и Айрин Шарафф. И все-таки самая высокая награда художнику не золотой истуканчик, а любовь зрителей к его фильмам и образам, которые он создал.
Еще больше полезных статей на tvkinoradio.ru для сценаристов, режиссеров, операторов, монтажеров, художников-постановщиков, художников по костюмам, звукорежиссеров, композиторов, супервайзеров визуальных эффектов и продюсеров. Обложка: художник по костюмам Уолтер Планкетт и Вивьен Ли на съемках фильма «Унесенные ветром» (1939) / Фото: MGM

Настоящее вдохновение для творчества — платья Скарлетт О`Хара из киноленты «Унесенные ветром».

Роман «Унесенные ветром» с упоением и замиранием сердца читают и перечитывают юные леди уже более 80 лет практически во всех странах мира. Снятый по этой книге кинофильм удался на славу – он завоевал 8 Оскаров и приобрел мировую известность, которую не утратил до сих пор.

Несмотря на интереснейшую историю жизни главной героини — Скарлетт О`Хара, почти такой же интерес вызывает и история создания гардероба, одежды для неё. Платья абсолютно повторяют стиль и фасоны, которые носили дамы в конце 19 века и занесены в списки лучших, достоверных и дорогих костюмов в кино.

Разве вы не помните, как появилось у Скарлетт зеленое платье из бархата? А в какое платье она была одета на свадьбе с Чарльзом Гамильтоном? Ведь это платье производит впечатление, что оно большое для героини Вивьен Ли и давно вышло из моды. Оказывается, что так и было задумано для того, чтобы показать быструю организацию свадьбы, а само платье шили на «мать» Скарлетт. И этих мелких аспектов, нюансов и акцентов не перечесть.

В процессе съемок кинофильма «Унесённые ветром» кинорежиссёр настаивал, чтобы актрисы одевались только по моде прошлого века. На все возражения и споры про неизменное увеличение расходов он отвечал очень просто: «Они должны прочувствовать ту эпоху».

Продюсер фильма Дэвид Сэлзник добавлял недостающие для воплощения идей финансы, чем обеспечил цельность и глубину восприятия картины. В результате вышло так, что только для Вивьен Ли был изготовлен 31 наряд. Актриса отличалась осиной талией, красивыми ножками и скромной грудью. И для придания объема платья обшивали кружевными рюшами, а объем груди придавали подкладками из ваты.

Для всех нарядов Скарлетт ткани подбирались очень тщательно. Целый месяц специалисты выбирали и подбирали фактуры тканей, но еще больше времени заняло моделирование и изготовление платьев.

Художник по костюмам Уолтер Планкетт и Вивьен Ли на съемках фильма

Уолтер Планкетт о костюмах картины

Наряды героев получились ошеломительными, как и задумал режиссер. Уолтер Планкетт, который был также и художником по костюмам, говорил:

«Я не думаю, что это была моя лучшая работа в кино или даже самая большая вещь, которую я сделал. Но эта картина, конечно, будет жить вечно, и зеленое платье тоже, потому что оно делает историю, вероятно, оно — самый известный костюм в истории кино».

Зеленое бархатное платье Скарлетт О’хара

В настоящее время эти платья хранятся в Центре Гарри Рэнсома, который находится в Университете штата Техас.

Однако, время губительно действует на всё, даже на такие яркие, отличные и восхитительные платья. Через годы они потеряли свой первоначальный вид. В настоящее время они находятся на реставрации. Чтобы её начать, у Центра не имелось требуемых 30 000 долларов. В конце лета 2010 года Центр обратился к почитателям «Унесенных ветром» с просьбой оказать содействие и собрать средства для обновления 5 нарядов. На просьбу откликнулись люди из 14 стран и еще до конца августа была собрана вся необходимая сумма.
Перед смертью Уолтер Планкетт самостоятельно реставрировал наряды Скарлетт, которые хранятся в архиве Дэвида Селзника.

Николь Вильярреал, обучающаяся в аспирантуре при техасском университете Текстиля и технологии изготовления одежды, более полугода исследовала платья Вивьен Ли. С помощью микроскопа и реактивов исследовались все тонкости пошива платья, от швов до отделки. Но, всё равно и это не помогло сохранить детали каждого наряда и отреставрировать. Совершенно обветшали и не могут быть восстановлены вуаль и чепец к свадебному наряду, потому что созданы они из тончайших материалов, которые просто разрушились со временем.

К 75 годовщине выхода кинофильма в прокат, в 2014 году в Центре прошла выставка, где были представлены все знаменитые платья.

Новая жизнь старых нарядов Скарлетт

Бордовое платье Скарлетт

Бордовое платье Скарлетт из бархата и страусиных перьев

Роскошный зеленый халат

Выкройки старинных платьев

Синий халат с черной лисой

Свадебное платье Скарлетт О`Хара

Самое известное зеленое платье из бархата

(Вы же знаете, что его сшили из портьер — вопреки всем жизненным трудностям?)

Одеваться самой, без помощи Мамушки, было трудно. Но наконец все крючки были застегнуты, и, надев щегольскую шляпку с перьями, Скарлетт вбежала в комнату тети Питти, чтобы посмотреться в большое зеркало. До чего прелестно она выглядит! Петушиные перья придавали ей этакий задорный вид, а тускло-зеленый бархат шляпки выгодно оттенял глаза, и они казались удивительно яркими, почти как изумруды. Платье было тоже несравненной красоты — оно выглядело на редкость богато и нарядно и в то же время благородно! Как чудесно снова иметь красивое платье. Скарлетт пришла в такой восторг от своего вида, — как она хороша, как соблазнительна! — что вдруг наклонилась и поцеловала свое отражение в зеркале и тут же рассмеялась собственной глупости. Она взяла пейсливскую шаль Эллин и накинула на плечи, но краски у старой материи поблекли и не сочетались с платьем цвета зеленого мха, вид у Скарлетт сразу стал какой-то убогий. Тогда она открыла шкаф тети Питти и, достав черную накидку из тонкого сукна, которую Питти носила только по воскресеньям, набросила ее. Потом вдела в уши бриллиантовые сережки, привезенные из Тары, и, откинув голову, посмотрела, какое это производит впечатление. Сережки приятно звякнули — это очень понравилось Скарлетт, и она решила почаще вскидывать голову, когда будет с Реттом. Танцующие сережки всегда привлекают взгляд мужчины и придают женщине задорный вид.

С годами платье потеряло свой цвет и былое великолепие. Было приложено немало труда мастеров реставрации для того, чтобы его восстановить.

Реставрация знаменитого зеленого платья из бархата

«Жизнь» этого платья и сейчас приносит вдохновение модельерам и кукольным мастерам.

Кукла Скарлетт О`Хара в легендарном зеленом платье

Платье «С любовью к Таре»

Это шикарнейшее платье сшито из 33 метров хлопковой ткани, украшено кружевами, юбка имеет 8 уровней, а пояс с изящной пряжкой сшит из бархата красного цвета.

Даже в наше время этот наряд так популярен, что поклонницы Скарлетт шьют себе похожие платья.
Вот это платье, на фото ниже, взято с сайта поклонниц такого фасона, где девушки показывают и примеряют эти наряды.

Платье «Прощальный поцелуй Эшли»

Кукла Скарлетт в платье «Прощальный поцелуй Эшли»

Траурное платье Скарлетт О’Хара

Это черное платье Скарлетт О’Хара, которое она носила в трауре, когда овдовела в юные 17 лет и выяснила, что придется одевать только скучные чёрные платья, такого же цвета отвратительные вуали, и больше не носить украшения.

Унесенные ветром: платья Скарлетт О’Хара, оставшиеся незамеченными

Вышедшая на экраны в далёком 1939 г. кинолента «Унесённые ветром» до сих пор остаётся одним из самых популярных и успешных фильмов в мире. Прекрасные актёры, великолепная адаптация романа, операторская и режиссёрская работа, да что там, работа каждого члена съёмочной группы — все это принесло фильму 8 Оскаров и мировую славу и любовь.

Уолтер Планкетт за работой

Костюмы, созданные Уолтером Планкеттом не отмечены Оскаром лишь потому, что отдельную статуэтку за костюмы тогда ещё не вручали. Он создал для фильма более 5000 нарядов, а платья Скарлетт до сих пор любимы и копируемый.

Платье из бархатной портьеры, зелёное муслиновое платье для пикника, красное платье, платье с белоснежными оборками из первой сцены и многие другие шедевры портновского искусства навсегда слились с образом Скарлетт О’Хара в исполнении Вивьен Ли.

Для главной героини было сшито 31 платье, но для каждого наряда создавались многочисленные эскизы, доводя идею до идеала.

Какими могли быть платья Скарлетт О’Хара в фильме

Я предлагаю взглянуть и полюбоваться теми нарядами, которые мелькнули в кадре довольно быстро и могли остаться незамеченными.

Чаще всего Скарлетт выбирает для своего гардероба зеленый цвет.

кадр из фильм «Унесенные ветром»

В этом платье с очаровательным кружевным воротников Скарлетт надеется выделиться на фоне Мелани в черном траурном платье. Я не нашла картинки в полные рост, но как же оно ей идет!

Практические каждое платье из первой части фильма очень известное и часто цитируемое. Но, меня удивило, что платье, в котором Скарлетт увозит Мэлани из Атланты — розовое.

Очень характерным гардероб Скарлетт становится после того, как она выходит замуж за Фрэнка Кеннеди. Она становится деловой женщиной, берет в свои руки управление лесопикой и магазином. Ей приходится много общаться с мужчинами и необходимо заставить их воспринимать себя всерьез.

Ее платья закрытые, строгие, из довольно скромных тканей. Она не может позволить себе очень дорогих нарядов, а отдает предпочтение практичным и доступным тканям – хлопок, шерсть. Но в ее новых платьях уже очень ярко выражена ее индивидуальность.

кадр из фильма «Унесенные ветром» 1939г.

Вот это платье мое самое любимое из этого периода. Оно строгое, но интересно ирландскими мотивами, отсылками к происхождению Скарлетт и ее отца.

Больше всего нарядов Скарлетт меняет, став женой Рэтта Батлера. Наконец то у неё есть деньги и возможности заказывать столько платьев и такие, как ей хочется, а муж с удовольствием балует ее, надеясь, что это поможет Скарлетт позабыть ужасы войны и смягчит ее характер.

Кстати, еще один интересных факта: Кларк Гейбл, исполнивший роль Рэтта Батлера, от природы весьма лопоухий и ему уши подклеивали специальным скотчем, чтобы они не торчали.

Гардероб Скарелетт становится очень модным и часто экстравагантным. Чего стоит темно-синее бархатное платье с птицами.

медовый месяц Скарлетт и Рэтта

А эти роскошные, просто королевские домашние пеньюары… или домашние платья, я не уверена.

Зеленое одеяние из тяжелого бархата, расшитого золотом… что может быть прекраснее!

Или этот пеньюар из ткани с ренессансным рисунком и меховым воротником.

Мне очень нравится платье, в котором Скарлетт показывает Рэтту Тару. Оно довольно традиционное, скромное и очень элегантное, но, в тоже время, невероятно подходит Скарлетт. В нем она сливается со своим родным домом, она естественна и очень счастлива.

кадр из фильма «Унесенные ветром»

Уолтер Планкетт стремился добиться максимальной аутентичности в костюма, была проделана потрясающая работа с историческими источниками. А актрис он заставлял ходить в историчном нижнем белье, корсетах и кринолинах даже в тех сценах, где те были на заднем плане или в массовке. Многие возмущались такому подходу, однако гениальный художник понимал, что только так картинка в кадре будет идеальной.

Красное платье позора для Скарлетт О’Хара

Скарлетт О’Хара собирается на пикник

Подписывайтесь на мой канал об истории, чтобы не пропустить новые статьи! И спасибо вам за лайки!

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*