admin / 11.01.2020

Месяц символ чего

Александр Пушкин — Сказка о царе Салтане

А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят –
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житьё не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идёт там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснётся в скором беге –
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить –
И той стражи нет надёжней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу».
Повариха и ткачиха
Ни гугу – но Бабариха,
Усмехнувшись, говорит:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива?
Вот идёт молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днём свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо,
Это диво, так уж диво».
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.
Чуду царь Салтан дивится –
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится,
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь:
На носу вскочил волдырь.
И опять пошла тревога:
«Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави…
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!..» А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.

Эзотерический смысл сказки о царе Салтане. Часть 4

Душа – невеста

Когда человек становится на Путь ученика Христа, Светлые Силы берут его под свою защиту.

«…Ветер по морю гуляет

Корабельщики в ответ:

Мы объехали весь свет; торговали мы булатом,

Чистым серебром и златом, и теперь нам вышел срок…».

Выдержав брань и перейдя на следующую ступень развития, человечество пробуждает в себе более высокое сознание- супраментальный проводник- абстрактное мышление, т.е. уровень наших ученых, философов. В развитии своем достигает фазы надсознания, то есть физическое тело и чувства уже подчиняются уму. Но это еще не духовный разум.

Корабельщики отчитались перед царем-батюшкой в третий раз о том, что видели на острове:

«…Царь Салтан дивится чуду…»

«… Бабариха, усмехнувшись, говорит:

В свете есть такие ль дива? Вот идет молва правдива:

За морем царевна есть, что не можно глаз отвесть:

Днем свет божий затмевает, ночью землю освещает,

Месяц под косой блестит, а во лбу звезда горит.

А сама – то величава, выступает будто пава;

А как речь – то говорит, словно реченька журчит.

Молвить можно справедливо: это диво так уж диво…»

Свадьба

Вновь вернулся князь опечаленный:

«…Грусть – тоска меня съедает. Люди женятся; гляжу

Неженат лишь я хожу…»

И описал князь свою мечту – девицу, подсказанную Бабарихой.

«…Князь со страхом ждет ответа.

Лебедь белая молчит и, подумав, говорит:

Да, такая есть девица. Но жена не рукавица:

С белой ручки не стряхнешь да за пояс не заткнешь…»

Князь стал божиться, что готов уже жениться и готов идти далеко за царевною своей.

«…Лебедь тут, вздохнув глубоко, молвила: зачем далеко?

Знай, близка судьба твоя, ведь царевна эта – Я…»


«…И царевной обернулась: месяц под косой блестит,

А во лбу звезда горит…»

Лебедь белая – душа землян,- очищенная любовью Христовой, она сама набирает силу любви и становится его » женой».

Звезда и полумесяц- символика христианства.

Человек станет совершенным, когда в нем соединятся земное (месяц – отраженный свет) и небесное (свет звезды) начала. И земное подчинится небесному.

«Месяц под косой» — земная энергия поднята до центра творчества (горловой энергетический центр) и служит сотворчеству человека с Богом. Волевой центр – звезда (третий глаз, волевой центр) в человеке подчинен высшему началу: «А во лбу звезда горит». Звезда во лбу – символ космического сознания. (В.М. Сидоров «Непадшее человечество».)

Муж – князь – дух, жена – Лебедь – душа – все возрастающая сила материи.

«…Князь царевну обнимает и ведет ее скорей к милой матушке своей…»


«…Бог вас дети наградит…»

«…Князь недолго собирался, на царевне обвенчался…»

Встреча Отца и Сына

«…Ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет.

Пристают к заставе гости. Князь Гвидон зовет их в гости.

Корабельщики в ответ: мы объехали весь свет,

Торговали мы недаром неуказанным товаром…»

Чтобы вывести человечество на новый уровень сознания, необходимо, чтобы кто – то первым сообщил людям информацию о духовно – нравственных качествах этого уровня, то есть произнести новое Слово в «пустыне». Новое, никогда еще не сказанное, всегда является словом, проповедуемым в пустыне непонимания и неприятия, поскольку не получает еще отзвука в душах слушающих (как слепому говорить о свете или глухому о музыке?). Поэтому толпа всегда распинала Миссию. (В.М.Сидоров «Непадшее человечество»).

«… Если буддизм (настоящий, классический, не извращенный поздними течениями) дал цель: через преодоление страстей и желаний выйти из «зоны страдания», то есть дал учение об очищении чаши накопления от кармического мусора веков, то христианство – религия следующей ступени цивилизации – дало то главное, чем заполнить очищенную чашу, — Свет Любви и Путь спасения. Поэтому буддизм и христианство по своему воздействию на человека подобны мертвой и живой воде (в сказках): первая убивает желания, искореняет страсти, а вторая, восстанавливая подобие Божие в человеке, наполняет очищенный сосуд истинным смыслом бытия. Это и есть эстафета религиозных учений, перетекание единого смысла в сосуды новых форм. Человек с неотработанными желаниями возьмет для себя много полезного у восточной философии перед принятием Живого Христа…»


«…А лежит нам путь далек восвояси на восток,

В царство славного Салтана…»

«…Князь им вымолвил тогда: Добрый путь вам, господа,

По морю, по Окияну к славному царю Салтану;

Да напомните ему, государю своему: к нам он в гости обещался,

А доселе не собрался – шлю ему я свой поклон.

Гости в путь, а князь Гвидон дома на сей раз остался

И с женою не расстался…»

«…На этом пути человек путешествует на ладье своего интеллекта, точно также, как вчера летал на призрачных воздушных кораблях своих чувств и эмоций. Ментальный разум «выдергивает» одну грань познания из целостной картины бытия и заключает ее в узкие рамки своего интеллекта. Так возникают всевозможные доктрины, философские концепции, трактаты, когда одна грань цельного кристалла претендует на объяснение всей целостной картины мира. В таком случае необходимо прекратить накопление знаний, иначе не хватит времени в земной жизни пропустить эти знания через себя. Нужно количество накоплений перевести под контроль духа. Земной ум покоряется высшему разуму, и человек получает просветление Духа. Отступают соблазны, устанавливается строгий контроль одновременно и над физическим, и над астральным, и над ментальным телами.

Сердце и мозг, духовные центры и высшие энергоцентры (чакры) человека соединяются невидимым энергетическим потоком, в котором разум, по словам Святых Отцов, опускается в сердце, а сердце восходит к разуму как Сын Христос взошел к Небесному Отцу. Человечество научится в равной степени и образному и логичекому мышлению: оба полушария мозга будут развитыми, таким образом человек разовьет в себе фазу сверхсознания». Для этого Господь и создал религии на земле – помощь людям.

Корабельщики прибыли к царю Салтану и ответ держали перед ним. Все рассказали, что на чудном острове увидели и передали поклон князя Гвидона:

«…Да тебе пеняет он: к нам – де в гости обещался, а доселе не собрался…»

«…Тут уж царь не утерпел, снарядить он флот велел…»

«Теперь уже четко осознается обратный процесс, происходящий одновременно с восхождением: Воля Высшего Начала вновь опускается в сердце человеческое. Поток устремления в высшие миры (князь Гвидон летал к царю Салтану) встречается с потоком нисходящей духовной энергии, и они уже не могут существовать раздельно друг от друга — Отец сошел к Сыну.

Чтобы услышать голос Господа в своем сердце, необходимо создать тишину в своих мыслях и чувствах:

«…В город он повел царя ничего не говоря…»

«Цель духовного Учителя – помочь стать сознательными нашим чувствам, эмоциям, мыслям и на основе совершенной любви подчинить себя Небесному Отцу.

Что мешает такой работе? Сопротивление гордыни, земного интеллекта, не терпящего над собой верховной власти, если воля и стойкость человеческого духа не подчинят себе эту силу разрушения, не признающую высшего руководства. Сделать это можно только при полной отдаче себя Высшему Божественному Началу, что и смогли выполнить на земле наши великие Святые.

Так обретается фаза объединенного космического сознания. Человек становится сотворцом Господа.

«…Великие и мудрые Сущности, выполняющие волю и замысел Бога, поместили нас в эту физическую сферу для изучения великих и важных уроков, которые при других условиях выучены быть не могут, и нашим долгом является использовать наше знание высших Планов Бытия, чтобы выучить оптимальным для наших возможностей образом те уроки, которые этот материальный мир имеет нам преподать. Если бы мы были знакомы лишь с Высшими Мирами, мы бы делали много ошибок, которые становятся очевидными только с привнесением физических условий в качестве критерия. Ведь мы большему научаемся из наших ошибок, чем из наших успехов, и, если рассматривать этот физический мир в правильном свете, это школа ценного опыта, в которой мы получаем уроки колоссальной важности…» К примеру, если посадить за руль скоростной машины человека, не обученного вождению, он наделает много беды. Обучение же происходит на малых скоростях. Обретя навыки, изучив правила безопасной езды, скорость можно увеличить (гоночные машины, управляемые космические ракеты и т.д.). Являясь болельщиками этих соревнований, мы можем видеть как немного в мире гонщиков, умеющих владеть автомобилями на таких скоростях. Овладев в нашем замедленном мире, где наше сознание пребывает в кожаных одеждах, энергией мысли (сделать хотел утюг, слон получился вдруг и т.д.) мы научимся силой мысли создавать все подобно тому, как Творец силой своей мысли создал для нас Вселенную и нас самих. А теперь ждет, когда из младенцев, сотворенных в Эдеме, мы превратимся в сотворцов – Его помощников. А далее возвращение в Эдем!

Секреты «Сказки о царе Салтане» А.С. Пушкина. Часть II

Почему Царевна-Лебедь показала свое человеческое воплощение Гвидону только в конце сказки?
Что заставляет Салтана все-таки отправиться на остров Гвидона?
В чем причина того, что царь Салтан решил бросить свое царство и остался на острове Гвидона навсегда?
Какие традиционные мотивы мифов о Девах-Лебедях встречаются в сказке Пушкина?

Продолжаем раскрывать секреты знаменитого шедевра Александра Сергеевича. Читайте I часть .

Царевна-Лебедь

Обратим наш взор на самую загадочную героиню этой сказки Пушкина.

Лебедь – птица очень особенная, имеющая довольно любопытный символизм. Чаще всего белый лебедь символизирует чистоту, целомудрие, одиночество, красоту, поэзию и совершенство. Это существо прекрасное, но в тоже время «иное», одинокое и недоступное.

Причем относительно женщин символизм этой птицы имеет особенности. Это древний и всеобъемлющий образ. Сюжет брака человека с лебедем или превращения в лебедя распространен у многих народов, он нашел отражение и в ряде фольклорных образов (Царевна-Лебедь, герой, превращающийся в лебедя). В сказках, легендах и преданиях Дева-Лебедь — это олицетворение мудрости и необычайной волшебной силы.

В славянской мифологии Девы-Лебеди считаются волшебницами и обладательницами секретного напитка, дающего бессмертие. В одном из подобных сказаний Белая Лебедь является владелицей живой воды и молодящих яблок.

Во многих славянских сказках и мифах распространен сюжет брака мужчины и Девы-Лебеди. С ним мы имеем дело и в произведении Пушкина. Согласно сюжету таких сказок, Девы-Лебеди периодически любят сбрасывать свою «птичью одежду», оборачиваясь прекрасными девушками. Именно в такой момент их и застигают добры молодцы, которые, конечно же, сразу влюбляются в прекрасных волшебниц.

Вернемся к «Сказке о царе Салтане», в рамках сюжета которой мы как раз сталкиваемся с чудом Царевны-Лебеди, о котором тетки рассказывают морякам во время их очередного визита во дворец.

Князь Гвидон в третий раз (обернувшись теперь уже шмелем) летит за кораблем к царю Салтану и там присутствует при рассказах о Лебеди. Никак Гвидон не может заставить своего отца посетить его остров. О чем это говорит? Гвидон очень хочет сообщить отцу правду о злодействе теток, но не может покинуть остров в виде человека. Это значит, что остров – точно не часть земного мира, а Гвидон уже точно не обычный живой человек, иначе что помешало бы ему сесть на корабль моряков, приплыть к отцу и рассказать ему правду. Гвидону нужно, чтобы Салтан сам прибыл к нему, только так они могут увидеться.

Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо.
Это диво, так уж диво.

Услышав рассказ о прекрасной Царевне, Гвидон возвращается на свой остров и решает жениться. И Лебедь только теперь (под конец сказки), и только по просьбе Гвидона показывает ему свое человеческое обличье, повторяя сюжет многих славянских сказок, в которых Дева-Лебедь превращается в прекрасную девушку.

Заметим, что поведение Царевны безупречно. Прежде чем обернуться, она предупреждает Гвидона, говорит ему о том, что она – «жена не рукавица, с белой ручки не стряхнешь, да за пояс не заткнешь». «Жена – не рукавица» – старинная русская пословица, смысл которой сводится к тому, что с женой нельзя обращаться неуважительно, без должного почтения.

«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» –
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает:
Люди женятся; гляжу,
Не женат лишь я хожу».
– «А кого же на примете
Ты имеешь?» – «Да на свете,
Говорят, царевна есть,
Что не можно глаз отвесть.
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает –
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
Сладку речь-то говорит,
Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?»
Князь со страхом ждет ответа.
Лебедь белая молчит
И, подумав, говорит:
«Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь
Да за пояс не заткнешь.
Услужу тебе советом –
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем,
Не раскаяться б потом».
Князь пред нею стал божиться,
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем
Передумал он путем;
Что готов душою страстной
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель
Хоть за тридевять земель.
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта – я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась

Итак, князь женится на Царевне и после очередного визита моряков решает больше не лететь к отцу, а остаться с женой. Гвидон смиряется со своей участью. И именно в такой момент царь Салтан решается сам плыть на остров Гвидона. Возможно, такое сильное впечатление на него произвели рассказы моряков про прекрасную Царевну. Салтан мог мириться и с чудесным градом Гвидона, и с белкой, и с богатырями, но Царевну ему нужно увидеть самому.

Тут уж царь не утерпел,
Снарядить он флот велел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят царя пустить
Чудный остров навестить.
Но Салтан им не внимает
И как раз их унимает:
«Что я? царь или дитя? –
Говорит он не шутя. –
Нынче ж еду!» – Тут он топнул,
Вышел вон и дверью хлопнул.

Салтан приплывает к сыну, узнает жену и происходит примирение. На радостях злодеек теток прощают и отпускают домой, а Салтан так и остается на острове Гвидона. Эта деталь выглядит несколько странной, потому что Салтан бросает свое собственное царство. Почему это происходит? Вероятнее всего, как и Гвидон, Салтан больше не может покинуть остров в человеческом обличии. Вполне возможно, что покинуть этот странный остров, словно бы находящийся на стыке разных миров, можно только очень быстро (как это делали моряки), а если остаться погостить подольше (как того желает Салтан), то в мир людей уже нельзя вернуться.

Царь глядит – и узнает…
В нем взыграло ретивое!
«Что я вижу? что такое?
Как!» – и дух в нем занялся…
Царь слезами залился,
Обнимает он царицу,
И сынка, и молодицу,
И садятся все за стол;
И веселый пир пошел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всем они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трех домой.
День прошел – царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил –
И усы лишь обмочил.

Как мы видим, эта сказка имеет множество неоднозначных сюжетных поворотов, которые демонстрируют читателю любопытные смысловые подтексты, введенные автором в это произведение. В своих статьях о поэме «Руслан и Людмила» и «Сказке о мертвой царевне» я уже обращала внимание на то, что Пушкин очень серьезно относился к своим произведениям данного (сказочного) жанра и рассказывал в них истории гораздо более сложные, чем принято думать. Вот и на сей раз читатель сталкивается не просто с детской сказкой, поданной в стихотворной форме, а со сложным сказанием о разных мирах, волшебницах и чародеях, злодеях и их жертвах. В этой истории присутствует множество отсылок к морским мифам и легендам, а финал оставляет внимательному читателю неразрешенные вопросы. Что за остров показал нам Александр Сергеевич? Почему героям было суждено остаться на нем навсегда? Почему именно Царевна-Лебедь является его хозяйкой? Все это – предмет для отдельного исследования.

FILED UNDER : Статьи

Submit a Comment

Must be required * marked fields.

:*
:*